Статьи

Дрессировка - это просто
Интонация в дрессировке
Как обращаться с доминантной собакой
"Контакт глазами" за пять секунд
Послушный не становится рабом. Методы Цезаря Милана.
Человек и его собака
Собака "Для себя"
Тестирование щенков
Тест Уильяма Кэмпбелла
Нос Немецкой овчарки
Только нос на самом деле знает (взгляд на следовую)
Чутьё и питание
Основы следовой работы
Обучение прохождению 90-градусных углов в спортивной следовой работе
Собака – «не пищевик»? Вы просто не умеете ее готовить!

Дрессировка это просто?

Вопрос о дрессировке у рядового владельца собаки, как правило, возникает в тот момент, когда мирится с поведением своей собаки он уже не может. Тогда, когда путь «наименьшего сопротивления» пройден до конца: например, если на прогулке щенок тянет на поводке, то мало кто будет от этой привычки отучать, пока щенок не вырастет в крупную псину и не превратит совместные прогулки в сплошное перетягивание каната. Иногда у спортивного мужчины и такие прогулки не вызовут раздражения, например, до первого гололеда, когда, не удержавшись на ногах, он весьма унизительно не шлепнется на пятую точку от рывка своего ротвейлера (амстафа, риджбека, мастифа, нужное подчеркнуть).

Для кого станет открытием, что собакой можно управлять только голосом? Приятно, когда поводок и намордник на собаку ты можешь одеть для спокойствия ДРУГИХ людей, а не как средство «взнуздать» своего питомца, который без оных приспособлений либо убежит, либо кого-то искусает!

Итак, «час пробил» и хозяин задумался о дрессировке, как правило, он ищет вариант не требующий от него больших усилий - вопросы к другим собачникам на выгуле, книжка про собак, интернетовский форум, поверьте, только при огромном везении этот путь приведет к успешному исправлению ситуации. Для большинства все же необходимо попасть к хорошему инструктору и тут встает вопрос: а как определить «хорошесть» инструктора? Это не сложно, нужно посмотреть как работают подготовленные им собаки, если они выступают на соревнованиях, то вы имеете возможность посмотреть видео, либо потратить выходной и поприсутствовать на соревнованиях лично. После этого вы, возможно, воскликнете: «ну-у-у, так и я смогу!» или «не-е-е-е, у меня так не получится!», правда окажется где-то посерединочке (совсем патологические варианты не рассматриваем). Для умных, здоровых и не ленивых нет ничего невозможного, хотя и потребуются определенные усилия, вплоть до изменения «образа жизни» с собакой.

Когда вы определились кто будет вашим инструктором и начинаете ходить на занятия, тут вступает в действие «правило трех П»: Постепенность, Последовательность, Постоянство. Как следует из этого правила, процесс дрессировки занимает n-ное количество времени (у кого-то больше, у кого-то меньше), значит, за пару занятий собака не превратится в Комиссара Рекса даже у самого распрекрасного инструктора! Будьте готовы к тому, что выходные, праздничные и отпускные дни вы проведете на дрессировочной площадке, обучаясь понимать собаку, а собака будет учится понимать вас. Когда вы освоите принципы обучения собаки, например, команде «Сидеть!», то обучить выполнять команду «Лежать!» ( «Дай лапу!», «Служи!», «Принеси тапки!», нужное подчеркнуть) будет уже проще. Не забывайте повторять разученные на площадке команды в разных местах и разных ситуациях (контролируя собаку поводком), чтобы послушание вошло у нее в привычку. Помните, что на первых порах команда для собаки — малопонятный символ (как для русского человека китайский иероглиф), поэтому не стремитесь сразу изучить всю «китайскую грамоту»! Добавляйте в свой арсенал новую команду, когда собака хорошо усвоит предыдущую, и которую вам останется только отшлифовать. Не ориентируйтесь на других дрессировщиков и не пытайтесь ни за кем угнаться: смотрите только на свою собаку и в зависимости от ее способностей стройте план занятия. Помните, что качество выполнения команд и скорость их усвоения зависит как от ваших способностей дрессировщика, так и от собаки (ее породы, возраста, характеристик ее нервной системы), здесь нет строгих стандартов по времени и трудо-затратам, у всех получается по-разному. Понятно, что породы, специально выводившиеся для совместной сложной работы с человеком, имеют преимущество перед собаками, работающими самостоятельно, или собаками, не так давно получивших статус породы, а до этого бывших просто париями (дворняжками). Однако, это не значит, что последние «слишком умные» для выполнения команд хозяина и могут сами решать как им поступить в той или иной ситуации — это опасное заблуждение! Просто таким собакам требуется дольше объяснять «правила игры», а именно то, что в любой ситуации последнее слово всегда остается за хозяином и то, что его решение всегда правильное и окончательное. Оставлять за собакой право на инициативу в условиях большого города, со всеми его опасностями, при том количестве странных или даже неадекватных людей — неприемлемо.

В свете выше изложенного затронем тему наказания собаки. Иногда перед дрессировщиком встает вопрос о применении к своей собаке очень жесткого отрицательного воздействия. Как к этому относится? Выскажу только свое личное мнение: если проблема связана с жизнью и здоровьем людей или животных, например собака агрессивна к членам вашей семьи или дерется с другими собаками на выгуле, гоняет кошек, то в качестве последней меры (когда другие варианты решения проблемы не помогли) использовать такое воздействие необходимо! Естественно, это не доставит удовольствие ни инструктору, ни вам, поэтому всегда оставляйте такое воздействие в качестве исключительной меры! Желаю вам никогда не вставать перед такой необходимостью и при дрессировке обходится минимально возможными неприятными воздействиями на собаку. Возможности бесконфликтной дрессировки очень широки, положительное подкрепление позволяет вырабатывать необходимые навыки быстро и с позитивным настроем у собаки и дрессировщика.

Всегда помните, что жизнь с собакой должна приносить положительные эмоции Вам и, как минимум, не доставлять неудобства окружающим. Дрессировка собаки это инструмент достижения такого состояния, ну и, конечно, способ приятно и с пользой провести время, общаясь со своим питомцем. Нельзя исключать и того, что процесс дрессировки настолько вам понравится, что вы захотите подготовить свою собаку к сдаче какого-нибудь норматива, посоревноваться с другими дрессировщиками и, чем черт не шутит, победить! В любом случае, жизнь с послушным, стремящимся угодить своему хозяину, умным псом станет гораздо комфортнее для вас и членов вашей семьи, а у окружающих будет повод взять с вас пример и тоже пойти на дрессировочную площадку. Ну и последнее по порядку (но не по значимости): жизнь дрессированной собаки, вопреки устоявшемуся мнению, гораздо вольготнее и интереснее, чем у собаки невоспитанной, ведь, при возможности, ее можно отпустить побегать без поводка - она вернется к хозяину по первой команде; ее можно угостить большой, вкусной косточкой и она не будет рычать на домочадцев; ее не будут запирать в другую комнату, когда в доме гости и еще у хозяина очень редко возникает повод сердится на свою собаку, ведь она знает как правильно себя вести. Если вы действительно любите свою собаку, сделайте вашу совместную жизнь приятной, без обид и разочарований, научите своего питомца понимать и выполнять ваши требования и отблагодарите его заслуженной похвалой!

Наталья Чупина
29.04.2010

Наверх ->

Интонация в дрессировке

В процессе воспитания и дрессировки собаки мы часто пользуемся интонацией, почти не задумываясь над тем, что же такое интонация, оказывает ли она влияние на процесс обучения животного и каким образом?

По определению, интонацией называют звуковые средства языка, оформляющие высказывание: тон, тембр, интенсивность и длительность звучания, манеру произношения, отражающую какие-либо чувства говорящего, его эмоциональный настрой. То есть интонация, или модальность речи, является ни чем иным, как звуковым средством выражения эмоций говорящего.

Различные по значению интонационные сигналы мы также можем наблюдать и в животном мире, где коммуникативная функция интонации играет далеко не последнюю роль и широко проявляется как в процессе внутривидового общения, так и в процессе межвидовых сообщений, особенно это касается угрожающей интонации, различной тональности лая, рычания, шипения и всего того, что сопутствует позам угрозы, демонстрационной агрессии и связано с инстинктом самосохранения. Если тональность видоспецифичных информационных сигналов внутри социальной группы животных несёт в себе широкий спектр коммуникативных функций (от полового и материнского до внутригруппового иерархического поведения), характерных только для определённого вида, то угрожающая интонация адекватно воспринимается на уровне межвидового общения, что можно наблюдать при отстаивании территориальных прав, а также в других острых конфликтных ситуациях между особями разных видов, в том числе, и разных экологических ниш обитания.

Адекватное проявление и восприятие соответствующих интонационных сигналов мы можем наблюдать и у социально депривированных животных, т.е. выращенных в условиях лишения возможности общения с особями своего вида, социальными партнерами. Следовательно, мы можем говорить о генетической детерминированности (эволюционной обусловленности) восприятия этологически значимых интонационных сигналов животными как поведенческих сигналов высокой информативности.

Чтобы выяснить влияние интонации на процесс обучения животного, рассмотрим сам дрессировочный процесс как целенаправленный процесс образования условных рефлексов и формирования навыков.

Упрощенно, условный рефлекс можно представить в виде безусловно рефлекторной реакции, воспроизводимой под контролем определённого условного (ранее индифферентного) сигнала и являющейся приспособительной деятельностью организма, осуществляемой высшими отделами центральной нервной системы путём образования временных связей между сигнальным раздражением и сигнализируемой реакцией. Как правило, в процессе дрессировки вырабатываются инструментальные условные рефлексы, в основе образования которых лежат процессы возбуждения и активная двигательная деятельность животного, позволяющая достичь или избежать последующего подкрепления.

В процессе образования навыка любой условный рефлекс проходит стадии генерализации, специализации и стабилизации, каждая из которых характеризуется упрочением исходной реакции на предъявляемый условный сигнал (стимул), т.е. более высокой воспроизводимостью и освоением, а также меньшим контролем со стороны высших нервных центров животного. Прохождение перечисленных стадий формирования условного рефлекса можно привести на примере обучения собаки простейшему навыку посадки по команде дрессировщика, где в начальной стадии обучения, при генерализации условного рефлекса, реакция посадки возникает не только на основной условный сигнал, но и на другие, схожие с ним сигналы, а также в интервалах между предъявлениями условного сигнала (межсигнальные реакции). По мере подкрепления условного сигнала межсигнальные реакции угасают, и условный ответ на предъявляемый стимул возникает только на сигнальный раздражитель (стадия специализации условного рефлекса). На этом уровне происходит тонкое различение стимулов или их дифференциация: рефлекторный ответ возникает только на подкрепляемый стимул, причём, подкрепление которого является приоритетно биологически значимым по сравнению с другими сигналами, в отношении которых развивается дифференцировочное торможение (игнорирование). При дальнейшем закреплении условной реакции она может быть доведена до автоматизма, характерного для заключительного этапа выработки условного рефлекса или стадии стабилизации.

Из приведённого примера видно, что неизменность параметров предъявляемого условного сигнала (команды) и подкрепления соответствующей поведенческой реакции являются необходимым условием для перехода формирующегося условного рефлекса в стадию специализации и дальнейшей его автоматизации до навыка.
Таким образом, для формирования навыка у животного, т.е. для доведения условного рефлекса до автоматизма, помимо корректного подкрепления условной реакции и её многократного повторения, основным необходимым условием является отсутствие перестройки условной реакции, под которой подразумевают изменение условного сигнала, доминирующей мотивации, а также последующего вектора воздействия на эмоциональную сферу животного, известного нам как «положительное» и «отрицательное» подкрепление.

В качестве негативного результата вариабельности действий на один и тот же стимул можно привести пример обучения собаки команде «Рядом» после фронтальной посадки перед дрессировщиком, когда сначала от животного требуют обхода дрессировщика с посадкой у левой ноги, а затем пытаются добиться того же результата прыжком собаки с разворотом. В итоге, как правило, у животного угасает первичный навык, а заменяющий его стереотип не вырабатывается до стадии навыка.

Такой же процесс перестройки условного рефлекса происходит и в случае замены или одновременного применения одинаковых по силе, но разных по эмоциональному вектору подкреплений (например, пищевого и аверсивного) за выполнение одной и той же условной реакции на тот же стимул, например, когда дрессировщик обучает собаку подзыву «Ко мне» с помощью лакомства, а затем (хуже того, одновременно с этим) подтаскивает её к себе рывками парфорса.

Очевидно, что любая дрессировка подразумевает собой снижение вариабельности действия или комплекса последовательных действий животного до единицы на предъявляемый условный сигнал (одна команда - один навык), и, чем меньше условных сигналов, запускающих одну и ту же поведенческую реакцию, приходится на один дистантный анализатор животного (зрительный и слуховой), чем более «однозначен» сам условный сигнал как пусковой для конкретной поведенческой реакции, тем быстрее будет происходить процесс образования условного рефлекса и формирования навыка.

Что же происходит, если в процессе дрессировки, при подаче команд, мы используем интонацию, которая, в данном случае, является ни чем иным, как изменением модальности условного пускового сигнала?

Во-первых, любая интонация видоизменяет звучание исходной команды, т.е. внешне изменяет сам вербальный пусковой сигнал. Во-вторых, будучи сопряжённой с эмоциональной сферой, и, неся в себе значимую информационную нагрузку, интонация также вносит изменения и во внутреннее содержание условного сигнала, насыщая его дополнительными информационными «шумами», включающими посторонние поведенческие реакции.
Любой условной реакции, запускаемой условным сигналом, предшествуют процессы его обнаружения, распознавания и идентификации. Обнаружение обычно определяется как способность различать добавление какого-либо сигнала к фону малой интенсивности или к зашумлённому фону. Распознавание и идентификация подразумевают дополнительную способность центральной нервной системы производить селекцию обнаруженного сигнала путём его сопоставления с одним из существующего множества известных сигналов. Скорость распознавания и идентификации сигнала как пускового для определённой условной реакции находится в прямой зависимости от сходства всех параметров обнаруженного сигнала с известным условным как «эталонным» для данной поведенческой реакции.

Из этого следует, что изменённая модальность предъявляемого условного сигнала, как минимум, может затруднять процессы распознавания и идентификации его как пускового сигнала условного рефлекса.

Теперь рассмотрим возможные поведенческие реакции животного, которые могут быть инициированы введённой в условный сигнал инструментального рефлекса интонацией.

В силу особенностей физиологии высшей нервной деятельности собаки, вводимые нами интонационные сигналы могут быть восприняты животным как «положительно» или «отрицательно» мотивирующие, а также нейтральные.
К первой группе относится, так называемая, «позитивная» или «одобряющая» интонация, призванная, как многим кажется, «поднять эмоциональный уровень» животного, сосредоточить его внимание, и тем самым побудить к более чёткому и быстрому выполнению поданной команды. Так ли это на самом деле и что происходит при введении в условный сигнал «позитивной» интонации?

Многим из нас доводилось наблюдать, как радостно и задорно произнесённая команда сначала, вроде бы, ободряюще действует на собаку, как бы передавая ей эмоциональный настрой дрессировщика, но видимый «позитивный» эффект такого воздействия длится очень недолго. Собака достаточно быстро перестаёт доверять «искренности» наших намерений, что, очевидно, является следствием несоответствия между ожидаемым и последующим предъявляемым животному подкреплением.

Понятно, что не будучи соответствующим образом подкреплённой, очень скоро «позитивная» интонация из разряда «мотивирующей» перейдет в разряд относительно индифферентной, то есть станет для животного тождественной с исходной пусковой интонацией «нулевой» модальности. Таким образом, одну и ту же поведенческую реакцию будет запускать ещё один видоизменённый условный сигнал. Иначе говоря, мы не добьёмся ничего, кроме ненужного нам «обогащения» репертуара условного сигнального поведения животного.

Если же мы хотим избежать угашения реакции на «позитивную» интонацию, мы должны использовать либо более действенный режим подкрепления (корректный и точно совпадающий по времени), либо само подкрепление по качеству должно быть более значимым для животного и превосходить используемое нами ранее. Но в таком случае, в процессе специализации условного рефлекса (закономерный процесс в условно-рефлекторной деятельности, сводящейся к минимизации количества пусковых раздражителей, вызывающих условную реакцию) дифференцировочное торможение, как процесс угашения реакции на менее значимые стимулы, коснётся исходной команды без интонации, что, если и не вызовет отказа, то на уровень снизит качество её выполнения. Конечно же, мы можем использовать «позитивную» интонацию в пусковом сигнале, но, в таком случае, мы должны взять за правило использовать её всегда и неукоснительно точно, исключив из репертуара условного сигнального поведения животного эту же команду без интонации, либо с другой интонацией.

Здесь зададимся вопросом: что же мешает нам также использовать более действенный режим подкрепления или более значимую для животного мотивацию на исходный пусковой сигнал без интонации? Становится очевидным, что определяющее значение при выработке навыка имеет вовсе не экспрессивный эмоциональный компонент «позитивной» интонации условного сигнала, а биологическая значимость и сила последующего положительного подкрепления поведенческой реакции животного.

Еще одной особенностью некоторых форм интонации является качественное их восприятие нами, а точнее, их оценка в наших глазах как «позитивных», так как нам кажется, что данный вид интонации побуждает животное проявлять повышенное внимание и интерес к нам или к происходящим действиям. Например, если мы подаём команду собаке с ранее неизвестной или необычной для текущей ситуации интонацией, мы будем наблюдать кажущуюся заинтересованность животного и его сосредоточенность на наших действиях. В этом случае, сразу после сигнала можно заметить характерное напряжённое «замирание» собаки с чёткой ориентацией в сторону источника звука. Такой же первоначальный эффект можно наблюдать и при введении аналогичной интонации в ранее индифферентный для животного звуковой сигнал. Условный рефлекс с такими параметрами стимула, как правило, запускается, но его реализация идет через относительно короткое по времени и разное по выраженности торможение текущей деятельности животного с фиксацией позы - в этом принципиальное отличие действия данного вида интонации от всех других её форм, введённых в пусковой сигнал условной поведенческой реакции.

Характерное в данном случае первоначальное «замирание» собаки с приостановкой текущей деятельности является ни чем иным, как проявлением безусловной ориентировочной реакции у животного на изменение параметров привычного раздражителя, т.е. рефлекс, иначе известный как Павловский - «Что такое?», который обладает большой подвижностью и лабильностью, т.е. легко вспыхивает и столь же легко угасает, когда он себя исчерпал. Иначе говоря, инициированная введением соответствующей интонации в условный сигнал, ориентировочная реакция осуществляет выполнение условного рефлекса через первоначальное безусловное торможение, как следствие автоматической активации широкого спектра нейробиологических механизмов произвольного внимания, обрабатывающих биологическое значение «новизны» и «значимости» предъявляемого раздражителя. Включение же функций произвольного внимания, совпадающего по времени с условным сигналом, не ведёт к упрочению условных связей между стимулом и реакцией, а, в зависимости от силы, инициирует в дальнейшем, менее заметные для нас, но значимые для обучения животного процессы инактивации высшей нервной деятельности, известные нам по признакам психологической усталости животного. В данном случае, совпадающий по времени с условным сигналом, ориентировочный рефлекс не только не способствует, но и значительно тормозит выработку нужного нам навыка, отменяя все действующие рефлексы и приостанавливая общую двигательную активность для обеспечения лучшего восприятия сигнального раздражителя с целью выяснения его характера и возможного значения для жизни. В этом проявляется, так называемая, «стоп-реакция» ориентировочного рефлекса, как следствие мобилизации нервных процессов на анализ «новизны» и «значимости» предъявляемого сигнала.

Ко второй группе интонационных сигналов относится, так называемая, «негативная» или «отрицательно» мотивирующая интонация угрозы, часто используемая для воздействия на животное с целью предотвращения им нежелательных действий, и, как некоторым кажется, с целью повышения безотказности выполнения поданной команды.

Приём использования угрожающей интонации в подаваемой собаке команде всем хорошо известен: от чрезмерно строгого произношения до «рычания» командой на собаку и заключается в психологическом давлении на животное в процессе дрессировки. Также известны и, сопутствующие эффекту «подчинения», визуально наблюдаемые побочные признаки: от разного по степени «заторможенного» состояния, до общего «забитого» вида собаки. Исходя из внешне проявляющегося эффекта «подчинения», многие дрессировщики считают, что угрожающая интонация произнесённой команды принуждает собаку к безотказному выполнению требуемого приёма, - пусть внешне менее уверенному и, как правило, менее быстрому, но всё же - более надёжному. Кажущаяся надёжность выполнения команды с интонацией угрозы убеждает многих дрессировщиков в действенности её использования. По прошествию же определённого времени в поведении собаки, «вдруг, откуда не возьмись», начинают проявляться характерные изменения, известные среди отечественных спортсменов-дрессировщиков как «эффект третьего года обучения»: общее апатичное состояние собаки в процессе дрессировки, повышенная нервозность, значительное снижение двигательной активности животного, всевозможные реакции избегания дрессировочного процесса в целом, а также утрата психологического контакта с дрессировщиком. Описанный эффект, в той или иной степени, может проявиться и много ранее номинального срока, но его появление всегда носит закономерный и, в большинстве случаев, необратимый характер.

Что же на самом деле происходит при введении в условный сигнал интонации угрозы?

Очевидно, что угрожающая интонация, связанная к тому же с визуальными мимическими сигналами, менее всего нуждается в соответствующем подкреплении, так как восприятие информационной нагрузки данной группы интонационных сигналов генетически детерминировано как в человеке, так и в высокоразвитых животных в процессе эволюции. Более того, угрожающая интонация, как и любая осознанная угроза, включает у животного оборонительные поведенческие реакции, связанные с инстинктом самосохранения и являющиеся этологически приоритетными по определению. Приоритет оборонительных поведенческих реакций проявляется, прежде всего, в снижении порогов восприятия внешних этологически второстепенных стимулов, то есть в способности центральной нервной системы затормаживать воздействие других условных или безусловных раздражителей, не связанных с ситуационным состоянием угрозы. Иначе говоря, «шумовой» эффект введённой в условный сигнал угрожающей интонации не только связывает сам условный сигнал с состоянием угрозы (оборонительным поведением), но и по качеству превосходит информационное содержание исходного пускового сигнала как команды для животного.
Таким образом, введённая в пусковой сигнал условного рефлекса интонация угрозы, включает оборонительное поведение, которое проявляется в, так называемой, «стоп-реакции», затормаживающей как процесс восприятия условного сигнала, так и процесс исполнения самой условной реакции, перестраивая её изменением наличной мотивации на оборонительную. В отличие от быстро угасающей «стоп-реакции» ориентировочного рефлекса, как следствия интенсивного анализа значимости нового раздражителя, «стоп-реакция» оборонительного поведения медленно угасает только по исчезновению ситуационного тревожного состояния, и является следствием оценки параметров исходящей угрозы и активации защитных функций организма на выход из стрессовой ситуации, что и становится для животного доминирующей потребностью.

В процессе дрессировки, подавая собаке команду с интонацией угрозы, мы можем наблюдать выраженную «стоп-реакцию» и оборонительные формы поведения в заторможенном восприятии и исполнении поданной команды, снижении общей двигательной активности животного, отставанием от дрессировщика при движении рядом (особенно при нарастании темпа движения), демонстрацией животным поз подчинения, в том числе, укладки при подаче команд «Сидеть» или «Стоять», и т.п. В дальнейшем, при использовании команд с угрожающей интонацией, у животного будут образованы стойкие условные связи угрожающей интонации - с исходной командой, дрессировочного процесса - с негативными эмоциями, дрессировщика - с источником угрозы. В результате психологический контакт человека с животным будет потерян, а их взаимодействие будет строиться исключительно на психологическом давлении, исходящем от дрессировщика. Следствием этого будет общая вялость и апатичность животного во время дрессировки, а также всевозможные реакции избегания самого дрессировочного процесса. Естественно, что при таких условиях ждать от собаки стабильной и безотказной работы не приходится.

Кроме того, отличительной чертой условных оборонительных форм поведения является не только высокая скорость их образования, но и достаточно продолжительные по времени, так называемые, следовые реакции, проявляющиеся в широком диапазоне: от трудностей восприятия животным иных побудительных мотивов, до общего угнетения эмоционального состояния.

В отдельных случаях использования угрожающей интонации на начальном этапе дрессировки, в зависимости от силы и сбалансированности нервных процессов животного, можно наблюдать специфическую активность собаки и её «повышенное внимание» к дрессировщику, внешне схожие с теми, которые проявляются при высокой заинтересованности животного в дрессировочном процессе. Но внутренние механизмы таких поведенческих реакций абсолютно разные: это ни что иное, как проявление первой стадии невротического состояния - стадии напряжения, известной в психопатологии высшей нервной деятельности как мобилизация защитных сил организма на борьбу с повреждающим фактором, направленная, в данном случае, на включение непроизвольного внимания на стимул. Специфика реализации данной формы оборонительного поведения может внешне нивелировать выраженность «стоп-реакции», а также последующих следовых реакций тревожного состояния. При дальнейшем воздействии стрессорного фактора наступает стадия истощения компенсаторных механизмов вследствие длительной невротизации животного, переходящая в стадию адаптивности и относительной стабилизации различных проявлений сформированного невроза, описанную выше как известный «эффект третьего года обучения» собаки.

На практике встречается следующая закономерность: как только мы вводим в условный сигнал различную по выраженности интонацию угрозы, то, желая избежать или свести к минимуму следовые оборонительные реакции, мы вынуждены вводить противоположный по эмоциональному вектору тип интонации, - так называемую, «позитивную» или «положительно мотивирующую», причём, также регулируя её выраженность. Одновременно с этим, мы используем и исходную команду с «нейтральной» интонацией. Таким образом, каждая наша команда имеет, как минимум, три варианта звучания, наполненных тремя различными смысловыми оттенками для животного, а это означает, что в процессе специализации условного рефлекса дифференцировочное торможение коснётся двух из трёх возможных вариантов «интонационной» команды - «нейтральной» и «позитивной», как этологически менее значимых в сравнении с «угрожающей», вызывающей оборонительное поведение, которое является составной частью инстинкта самосохранения. Следовательно, более-менее сносно управлять животным без интонации угрозы, без «рыка» мы в дальнейшем не сможем, как и не сможем положительно стимулировать животное при помощи любой другой интонации, вводимой в условный сигнал, уже связанный с состоянием угрозы, так как образованная связь стимула с оборонительным поведением отличается высокой стойкостью и трудностью переделки. Сформированная связь самого дрессировочного процесса с оборонительным поведением в дальнейшем приводит к образованию у животного устойчивого невротического состояния с характерными признаками двигательного негативизма, один из которых проявляется в отсутствии реагирования на условные положительные сигналы, а в некоторых случаях - и на безусловные пищевые, что делает нерезультативным их применение (в качестве примера, можно привести расхожую фразу: «моя собака на лакомство не реагирует!»).

Иначе говоря, используя описанные три «интонационных» варианта одной и той же команды в процессе дрессировки, рано или поздно, мы будем вынуждены остановиться на угрожающей тональности исходной команды, так как в нашем ограниченном восприятии, лишённом представления об эффективности мотивационных способов дрессировки, этот вариант будет являться самым действенным, принуждающим животное к выполнению команды, а сама «действенность» угрожающей интонации - положительным подкреплением нашему ограниченному сознанию. Подводя итоги, можно сделать вывод, что введённая в исходный условный сигнал интонация, как правило, либо замедляет процесс его распознавания, либо включает у животного другие поведенческие реакции, затрудняющие процесс образования условного рефлекса и препятствующие формированию навыка. В целом, это и определяет отрицательное влияние различных форм интонации при подаче команд в ходе дрессировочного процесса. Таким образом, следует избегать пользоваться интонацией при подаче команд в ходе дрессировочного процесса. Исходящие команды всегда должны быть стандартными (однообразными) и произноситься с одинаковой продолжительностью звучания, уверенно и настойчиво, голосом средней силы, высоты и тембра.

Можем ли мы вообще пользоваться интонацией в процессе обучения собаки и в каких случаях?

Разумеется, можем. Использование интонации может быть не только допустимым, но и весьма результативным, а иногда и необходимым элементом управления поведением животного, но только в том случае, если вводимая интонация не будет является составной частью пускового сигнала условного инструментального рефлекса. Например, мы можем использовать «позитивную» интонацию как экспрессивный эмоциональный компонент условного положительного подкрепления, выражая свои положительные эмоции и радость успешно произведённым действиям собаки, не забывая при этом и о других способах подкрепления нужного нам поведения животного.

Интонация, вызывающая ориентировочный рефлекс, также может быть использована как средство активации нервной деятельности животного, особенно, на начальном этапе формирования условных связей, но она не должна являться составной частью условного сигнала, т.е. ориентировочный рефлекс не должен запускаться введённой в стимул интонацией, но может, в случае необходимости, предшествовать условному сигналу. Например, мы можем вызвать внимание собаки к происходящему, как собственными действиями, так и вербальным сигналом, в том числе, с введённой в него интонацией. В качестве компромиссного варианта, для этих целей наиболее подходит кличка собаки, в том числе, с введённой в неё «положительной» интонацией или интонацией, запускающей ориентировочную реакцию. В этом случае произнесённая кличка запускает механизмы произвольного внимания (ориентировочный рефлекс), в свою очередь, запускающие механизмы непроизвольного внимания (внимание на стимул), что способствует эффективному образованию условных связей.

Угрожающая интонация может быть введена в сигнал условного отрицательного рефлекса (команды «Фу», «Аус», «Нельзя» и т.п.) и даже в кличку собаки в качестве дополнительного безусловного тормоза для срочного предотвращения нежелательных действий животного, но она никогда не должна вводиться в сигнал условного инструментального рефлекса. Следует также помнить, что случаи использования нами угрожающей интонации должны быть крайне редки, и носить исключительный характер. Эти случаи могут быть оправданы для сохранения жизни и здоровья самого животного, а также для предотвращения агрессии по отношению к окружающим.

Кличка собаки, в зависимости от введённой в неё интонации, может быть использована нами и как средство привлечения её внимания, и (в исключительных случаях) в качестве «стоп-сигнала», вызывающего «стоп-реакцию», тормозящую поведение животного.

К сожалению, в настоящий момент использование угрожающей интонации в дрессировочном процессе, по-прежнему, остаётся чуть ли не правилом хорошего тона, прививаемым старшими коллегами начинающим дрессировщикам.

Почему же, несмотря на отсутствие теоретически обусловленной результативности, использование различных форм интонации (особенно, угрожающей) при подаче команд имеет такое широкое распространение. Прежде всего, это следствие нашего непрофессионализма, проявляющегося в неспособности мотивировать животное к совершению нужных нам действий иначе, как через принуждение и психологическое давление, а также наше антропоморфичное восприятие собаки с исходными ложными представлениями о том, что она нам что-то «должна» и чем-то «обязана». Такие посылки никогда не возникнут по отношению к собаке, если мы будем исходить из психологической установки, что собака всегда нас понимает, - вот тогда мы будем пытаться искать причину «непонимания» или неправильной интерпретации животным наших действий и требований только в себе, а также помнить, что дрессировка должна доставлять удовольствие и радость не только нам, но и, в первую очередь, собаке. Да и как вообще можно испытывать какие-либо негативные чувства, осознав раз и навсегда, что собака прощает нам всё.
Почему же бывают так прочны и стойки наши ложные представления о дрессировочном процессе? Прежде всего потому, что, в ожидании быстрых результатов, мы не задумываемся над неразрывным двуединством самого дрессировочного процесса - над тем, что и как мы подкрепляем в поведении собаки сейчас, и к какому результату это приведёт в будущем; что, при этом, сейчас закрепляется в наших собственных действиях, и как нам с этим дальше жить. В этой связи вспоминаются слова одного известного человека: «Если архитектура - это застывшая музыка, то собака - ни что иное, как нравственность человечества».

©Павел Панфилов
Опубликовано в журнале "Дрессировка и спорт" 3 2001

Наверх ->


Как общаться с доминантной собакой

Многие люди, включая и опытных дрессировщиков, недопонимают смысл доминантности у собак. Эти люди считают, что доминантность всегда подавляется только силой. Простая "альфа-роль собаки и то, как с этим обращаться" - общераспространенный подход. В большинстве случаев это подход неправильный.

Вдобавок, многие считают, что следует беспокоиться относительно проблем доминантности только у больших собак, а никак не у маленьких - и эти люди также ошибаются. Тогда как большая собака (как на фото вверху) способна отправить в больницу вас, маленькая собака способна отправить в больницу вашего ребенка. С доминантностью в любых формах надо бороться, а если она неизбежна, то по крайней мере должна находиться под контролем независимо от того, какая у вас собака.

За последние 25 лет я был владельцем большого числа крайне доминантных кобелей, и поэтому я был просто вынужден изучить доминантность хотя бы для того, чтобы жить рядом с некоторыми из этих племенных собак, разведением которых я занимался. Теперь я смотрю на проблему доминантности совсем не так, как я делал это 20 лет назад. Я понял, что доминантность контролируется вашим сознанием и тем окружением, в котором находится собака.

Никто не хочет быть покусанным: я смотрел на шрамы на руках многих моих друзей и считал себя удачливым. У меня никогда не было серьезных собачьих покусов, хотя мне приходилось работать с очень доминантными агрессивными животными. Когда я спрашивал друзей об их шрамах, я всегда получал один и тот же ответ: "Я совершил ошибку с этой собакой". Собачьи покусы всегда происходят от ошибок в том, как мы обращаемся с собакой в конкретной ситуации.

Собаки - это стайные животные, и лучший путь узнать больше о доминантности, это изучить стайное поведение. Для того, чтобы понять, лучше обратиться к исследованиям, проводившихся над волчьими стаями. В волчьей стае всегда есть доминантная пара животных. Волки удерживают свою доминантную позицию не сражаясь с членами стаи каждый день, они делают это с помощью искусных, утонченных способов. Положение тела и позы играют главную роль в установлении доминантной позиции в стае.

Дрессировка на послушание

Контроль над доминантностью означает установление вашего главенства как лидера стаи. Остальная часть статьи будет посвящена тому, как достичь этого в различных аспектах жизни собаки. Самый простой путь начать этот процесс лежит через дрессировку на послушание. Понимание идей похвалы и коррекции будет началом длинного пути к установлению рабочих взаимоотношений и тесной связи между вами и вашей собакой.

Я являюсь фанатом спорта Shutzhund с 1974 года. К сожалению, на протяжении многих лет многие начинающие в Shutzhund люди слышат: "Вы не должны дрессировать свою собаку по послушанию, до тех пор, пока ей не исполнится год или пока она не будет отдрессирована по защите". Ничто не может быть дальше от правды, чем это утверждение. В первые годы немцы, которые приезжали и проводили семинары, обычно говорили: "Никакого послушания в первый год". Что терялось при переводе, так это то, что они только имели в виду, что тренеру не следует заниматься с собакой прыжками, силовой аппортировкой и упражнениями с использованием принуждения до того, как собака станет более взрослой. Никак нельзя было переводить, что вы совсем не должны заниматься послушанием в первый год, однако , к сожалению, многие люди приняли именно этот перевод и пытались жить, используя этот совет. Откладывание дрессировки на послушание создало некоторые проблемы в доминантности для некоторых людей и их собак.

Существует большое число элементов послушания, которым можно обучить с помощью мотивации в течении первого года жизни собаки - посмотрите мои кассеты "Обучение хождению рядом для соревнований" и "Основы послушания", где есть идеи, как это сделать.

В то время как для того, чтобы держать под контролем доминантность большинства собак, требуется всего лишь дрессировка на послушание, есть собаки, для которых нужны дополнительные усилия, чтобы утвердить хозяина в качестве вожака стаи. Что я заметил, так это то, что большинство хозяев часто по небрежности позволяют случаться таким вещам, которые способствуют развитию доминантного поведения у собак. Далее в статье и будут рассмотрены такие типы ситуаций.

Понимание тонкостей доминантного поведения наших собак поможет понять, как установить себя как лидера стаи в собственном доме. Здесь приведены несколько примеров поведения, которые говорят об определенном доминантном поведении в доме:

Собака спит в кровати вместе с хозяином
Не позволяет хозяину войти в спальню после того, как он вернулся из деловой поездки
Рычит возле еды или игрушек
Не позволяет вам отбирать игрушки, показывая агрессию
Всегда первой проходит в дверь
Заставляет вас играть, когда вы заняты чем-то другим
Собака крайне агрессивна.
Показывает агрессию к определенным друзьям семьи и хорошо относится к остальным.

Спальня

Контролирование доминантности начинается с дома. Первая вещь, которую мы должны сделать, это взять под контроль места, где собаке позволяется есть, спать и играть. Доминантной собаке не в коем случае не должно позволяться спать на кровати. Лучшее спальное место всегда зарезервировано за вожаком стаи (за вами). Пусть ваша собака спит в собачьей клетке в другой комнате дома. Конечно, если собака живет в питомнике вне дома, совет не подходит.

Игрушки

В то время, пока щенок растет, ему нельзя позволять становиться собственником игрушек. Хозяин должен быть в состоянии забрать любую игрушку у собаки в любое время, причем собака не должна показывать агрессии. Если щенок рычит, хозяин должен твердо встряхнуть его за загривок, одновременно ругая его.

Если собака более взрослая и может укусить, нужно пристегнуть поводок и скорректировать (сделать серию резких рывков) за поводок возле игрушки. Если в этот момент собака еще рычит, ее нужно отругать строгим низким голосом. Как только пес бросит игрушку, хозяин должен увести его подальше до того, как поднять игрушку. До того, как доминантная ситуация не будет под контролем, эту игрушку нельзя давать собаке снова. Только хозяин управляет миром собаки, и собака должна это понять. Один из пунктов этого сценария таков: " Вы определяете с какими игрушками играть и как долго".

Если собака не отдает игрушку даже после коррекции поводком, и хозяин не уверен в том, что сможет безопасно вытащить игрушку из пасти собаки, есть два варианта дальнейших действий:

Игнорируйте ситуацию - вступайте в схватку только тогда, когда сможете выиграть. Когда наконец собака выпустит игрушку, поднимите ее и уберите навсегда. Собака никогда больше не должна играть с этой игрушкой.

Если вы решили форсировать достижение результата и выиграть войну за игрушку у сильной собаки, необходимо провести некоторую предварительную подготовку. Во-первых, наденьте второй строгий ошейник на собаку. Во-вторых, привяжите поводок к твердому крепкому предмету - "посту" (который бы не сдвигался). Когда собака возьмет игрушку, подведите ее за поводок ко второму поводку, который присоединен к посту. Пристегните второй поводок ко второму строгому ошейнику на собаке. Теперь на собаке надето два поводка, каждый из которых присоединен к своему строгому ошейнику.

Теперь скажите собаке бросить игрушку и, отойдя, потяните, так, чтобы собака оказалась между постом и вами. Приложите достаточно сил, чтобы собака выплюнула игрушку. Как только она сделает это, похвалите ее. Если вы можете подойти, не опасаясь укуса, подойдите и успокаивающе похвалите собаку. Если она снова пытается схватить игрушку, когда вы подходите, не сходите с ума, а просто опять отойдите назад и потяните. Со стороны хозяина этот процесс не должен быть каким-то диким или излишне лихорадочным. Контролируйте себя и оставайтесь спокойным. Продолжайте тянуть собаку так долго, пока она продолжает попытки вернуть игрушку, когда вы подходите. Если вы не чувствуете в себе смелости поднять игрушку, просто отбросьте ее ногой, чтобы собака не могла до нее дотянуться. Всегда помните, что ввязываться в схватку стоит только тогда, когда вы можете ее выиграть.

Эта процедура необходима только для больших собак. Маленькую собаку нужно просто поднять от земли и держать в таком подвешенном состоянии до тех пор, пока она не выпустит игрушку. Некоторым мягкосердечным хозяевам это может показаться ужасным, но это не более ужасно, чем собака, кусающая ребенка за лицо.

Если вы не планируете обучать вашу собаку защитной службе, то играть в "перетягивание каната" со щенком - не лучшая идея. Это вырабатывает у собаки чувство собственности по отношению к ее игрушкам.

Если вы планируете заняться спортивной дрессировкой Schutzhund или сделать из собаки телохранителя или полицейскую собаку, то вам придется очень много играть в "перетягивание каната" со щенком. Необходимо выработать чувство собственности сначала к тряпке, а затем по отношению к рукаву или дрессировочному костюму. Что нужно сделать еще в раннем возрасте, так это выработать связь, что после того, как собаке позволяют несколько раз выиграть игру в перетягивание каната, хозяин может забрать этот объект у собаки. Я понял, что дать щенку кусочек лакомства после того, как вы забрали объект перетягивания - это лучший способ вознаграждения за отданную вещь. Это также начало обучения собаки команде "дай".

В последнюю свою поездку в Голландию я видел своего голландского друга, который управлялся со своим сверхдоминантным полицейским псом из KNPV (Королевская Голландская Полицейская Собака). Этот пес прошел через руки множества хендлеров до того, как попал к моему другу Юпу. Пес кусал всех своих владельцев, в том числе Юпа, пока тот не вычислил, как надо с этим псом обращаться. Теперь когда они занимаются защитной работой и Юп командует собаке "дай", он скармливает собаке кусочек мяса. Многие серьезные тренеры могут отворотить нос от этого метода, но я могу предложить им вызваться справиться с этим псом по-другому. Подводя черту, можно сказать, что мы должны думать и делать именно то, что сможет показать собаке кто здесь лидер.

Обеденное время

Собаке с проблемой доминантности никогда не должно позволяться находиться в кухне или столовой в то время, когда семья обедает. Самая худшая вещь, которую вы можете сделать, это кормить доминантную собаку со стола. Кроме того, вожак стаи всегда ест первым и берет себе лучшие куски еды. Если ваша собака живет в доме, всегда закрывайте ее в клетке или другой комнате в ваше обеденное время. Кормежка со стола - худшее, что вы можете сделать. Это только увеличит ваши проблемы.

Еда

Доминантные собаки часто ведут себя агрессивно возле своей еды. У щенка вы можете побороть рычание и заставить собаку позволять вам забирать еду или держать ваши руки возле миски, пока собака ест. С более старшей собакой я не уверен, что стоит вступать в схватку. Если я покупаю собаку, которая агрессивна возле своей еды, я обычно никак не борюсь с этим, но тогда эта моя собака живет в питомнике.

Если мне нужно будет исправить этот момент у собаки, которой придется есть в доме, где имеются дети, я бы всегда кормил ее в отдельном помещении и только сам. Я бы никогда не оставлял миску внизу после того, как собака поела, особенно если в доме есть дети. Я бы никогда не стал подходить и забирать еду, когда собака находится возле своей миски, а позвал бы ее из другой комнаты (может, дал бы угощение, за то, что подошла). Потом бы вошел и забрал миску в отсутствие собаки. Если нужно заставить собаку разрешать быть возле ее еды, я бы стал кормить собаку только держа ее миску. Если она отказывается от еды, когда я держу ее миску - пожалуйста. Рано или поздно она начнет есть , когда достаточно проголодается. Реально, я не думаю, что существует так много причин, чтобы бороться с проблемой данным путем. Есть еще и другие баталии, в которых придется сражаться, но побеждать в которых намного проще, чем в данном случае.

Ласка

Очень важно иметь прочную связь с доминантной собакой. Собаки живут и умирают в соответствии со своим местом в стае. Единственный путь установить контроль, это установить хорошие взаимоотношения. Но это должно быть сделано по вашим правилам. Собака, которая приходит и заставляет вас приласкать ее когда вы читаете газету или работаете на компьютере, демонстрирует форму доминантного поведения. Не допускайте, чтобы это происходило. Заставьте собаку лечь. Реально, контролирование поведения через укладку собаки на длительное время - это один из лучших способов поставить себя как вожака стаи.

Владельцам-новичкам следует понять, что почти каждая собака хочет, чтобы ее приласкали. Но есть разница между счастливой дружелюбной собакой, которой просто хочется ласки, и доминантной собакой, которая хочет заставить обратить ваше внимание на себя, когда вы заняты чем-то другим. Понимание разницы между двумя этими ситуациями придет с опытом. Если ваша собака не показывает других признаков доминантности, кроме требования ласки, это не является проблемой.

Агрессия к друзьям семьи

Если собака показывает агрессию к определенному посетителю (и не показывает к другим), которого она уже видела и просто не любит, это тоже форма доминантности. Некоторые владельцы маленьких собак думают, что это может быть милым, другим приятно, что собака пытается их защитить. Неправы оба. Такое поведение также надо контролировать. Этим собакам следует объяснить, что такое поведение недопустимо.

Самый простой путь, это отругать собаку и посадить ее в клетку (или другую комнату). Показывая собаке, что вы постоянно контролируете ее окружение, вы утверждаете себя в роли вожака. В стае, только один вожак может решать с кем драться и когда. Если мы позволяем собаке решать самой, кого атаковать, мы позволяем оставаться ее доминантности.

Люди, которые обучают своих собак защитной работе (schutzhund или полицейской работе), могут подумать, что это неверно, поскольку их собаки отходят и работают самостоятельно. На самом деле они не работают сами по себе. Посредством тренировок, хозяин устанавливает правила боя. Собака усваивает, когда можно, а когда нельзя кусать. Защитная работа способствует установлению стайных отношений если и все остальное в жизни собаки, связанное с доминантностью, было сделано правильно.

Двери и ступеньки

Жизнь с доминантной собакой требует выполнения большого числа тонкостей, которые необходимы чтобы собака поняла, что вы ее хозяин, вожак в ее жизни, человек, которого уважает . Одна из таких маленьких вещей, которые вы всегда должны делать, это сделать так, чтобы собаке всегда приходилось пропускать вас в дверной проем первым и спускаться по лестничному пролету позади вас. Это может показаться незначительной вещью, но на самом деле это не так. Если вы заставите собаку делать мелочи, подобные этим (которые совсем не требуют борьбы для их достижения), вы уже зададите определенный тон ваших взаимоотношений.

Агрессия

Это трудный случай. Я понял, что легче всего контролировать агрессию в очень юном возрасте собаки и уделить достаточно внимания, прежде, чем это может стать серьезной проблемой. Я не позволяю моим щенкам драться, обязательно вмешиваюсь. Они быстро усваивают, что я один решаю насколько сильно позволено им играть и позволено ли вообще.

Контроль над агрессией взрослой собаки это тема совершенно другой статьи. Такой случай требует применения электрошокового ошейника и намордника. На самом деле, у некоторых собак, которые не прошли через такое раннее обучение , невозможно полностью побороть агрессию.

Альфа роль и прочее

Если бы я попытался применить Альфа-роль к одному из моих взрослых псов без надетого намордника, он бы "съел мой обед". Когда я слышу, как люди говорят об установлении Альфа-лидерства к взрослой собаке, я только качаю головой и сравниваю это с "русской рулеткой".

Для тех, кто не знает, что такое Альфа-роль, позвольте мне пояснить. Когда собака начинает показывать признаки доминантности, многие тренеры скажут начинающим владельцам заставить собаку лечь на землю брюхом вверх, в то время хозяину следует наклониться над собакой, схватить ее за обе щеки и смотреть ей прямо в глаза до тех пор, пока она не подчинится и не отведет глаза.

Да, все это хорошо для какой-нибудь маленькой Фифи - но лучше не пытайтесь проделать это с большой собакой, которая к тому же действительно доминантна. Я совсем недавно получил e-mail от друга, который рассказал мне об эпизоде, который произошел у них в Калифорнии в Schutzhund-клубе, когда две собаки начали драку. После того, как драка была прекращена, хозяйка ( которая не была уж очень большой) попыталась применить Альфа-роль к своему большому кобелю немецкой овчарки (который не обучался на послушание в первый год, поскольку она когда-то услышала, что нельзя рано обучать на послушание защитных собак). В итоге, пес напал на нее и нанес тяжелые покусы в лицо и верхнюю часть тела, оставив страшные безобразные шрамы. Собаку впоследствии усыпили.

Самое неприятное, что если бы контроль над собакой устанавливался бы по-другому, ничего бы не случилось с этой несчастной женщиной и пес скорее всего был бы жив до сих пор.

Я не сторонник Альфа-роли. Я могу быть не прав в этом. Но скажу, что если кто-то пытается установить Альфа-роль над большой собакой, лучше бы надеть на собаку намордник и быть достаточно большим и сильным, чтобы выиграть схватку. Всегда помните, что если вы собираетесь вступить в схватку с доминантной собакой, лучше всего делать это только тогда, когда вы уверены, что сможете победить.

Мое мнение, что в большинстве случаев, с очень сильными, упрямыми доминантными собаками лучше как можно больше применять тонкий язык тела и словесные команды. Другими словами, чем создавать ситуации, когда я вынужден буду взять собаку на поводок (и нарушить хорошие отношения между нами), я стану просто избегать таких ситуаций, или просто отругаю собаку суровым голосом и уже возвышусь над ним. Иногда можно "дать пинок по зад" доминантной собаке даже не прибегая к помощи силы в таких ситуациях, поскольку прямое возвышение может спровоцировать нападение. Я устанавливаю Альфа-позицию, ругая собаку, или уводя ее прочь, или подзывая рядом и уходя от ситуации.

Мы должны знать наших собак. Вы можете знать, что по-настоящему сильная упрямая собака может вступить с вами в схватку, если вы попытаетесь заставить ее принять лежачее положение после вашей стычки. Я твердо верю, что не следует вступать в схватку со своими собаками (до тех пор, пока этого можно избежать). Я уверен, что потеряете намного больше, чем приобретете в результате того, что ударите животное. Всегда лучше контролировать его другим путем. Например, если вам нужно остановить и "согнуть" собаку после того, как произошло что-то, не пытайтесь уложить собаку для установления контроля, просто уведите ее и посадите в собачью клетку. Сделайте что-нибудь подобное, чтобы показать собаке, что только вы один контролируете собаку и ее окружение.

Когда хозяин вызывает ситуацию, что собака нападает, он уже сделал ошибку. Он не распознал ситуации и теперь получает проблемы. Цель- распознать потенциальную схватку до того, как она произойдет и избежать ее, не теряя лица перед собакой.

Например, я использую электрошоковый ошейник Три Троник для того, чтобы заставить моих полицейских собак выпустить их игрушки для перетягивания. В результате действия ошейника собака выплевывает игрушку по команде, но у нее настолько сильный рефлекс к этой конкретной игрушке, что собака начинает охранять ее. Я могу наклониться и поднять игрушку, но в этом случае есть реальная возможность, что меня укусят - так зачем же это делать? Я просто уведу собаку, или брошу ей другую игрушку, а когда она отойдет от первой, возьму на поводок.

Итак, я завершаю эту статью, напоминая о нескольких вещах, которые нужно всегда помнить:

Вступайте в схватку только когда можете победить.
В большинстве случаев вы потеряете больше, чем приобретете, вступая в схватку со своей собакой. Даже если победите вы.

Всякий раз по возможности думайте и ищите причины проблемы пути ее решения.

Эд Фраули Copyright 1997
перевод Н.Вознесенской

Наверх ->


«Контакт глазами» за пять секунд

Аугуста Фэрли и Азима Джонс
Перевод Н. Вознесенской
Опубликовано в журнале "Дрессировка и спорт"
Выпуск 7, 2003 г., стр. 33-34

«Контакт глазами», «визуальный контакт», «фокус», «концентрация» ¬- это разные названия одного и того же навыка, который используется в очень многих профессиональных методиках дрессировки собак и даже является базой, на которой строятся упражнения по послушанию в различных видах кинологического спорта, таких как ИПО, обидиенс.

В обиходе российские дрессировщики называют упражнение по выработке этого навыка «гляделками». В этой статье очень хорошо рассказано, как организовать обучение «гляделкам» правильно, чтобы не только научить собаку внимательному ожидающему взгляду, но и сделать так, чтобы собака становилась «активно» внимательной, если далее предстоит работа.

Как вам такая идея, впечатляет? Пять секунд! Не минут, и не дней или недель. Сейчас мы говорим не о «соревновательном», безукоризненном контакте глазами, а о таком, при котором мы можем получить от собаки ясную реакцию: «Я тебя понимаю», которая следует сразу за реакцией: «Это? То, что ты хочешь?». Мы не устаем улыбаться, когда мы видим, что собака достигает этой стадии понимания.

Это очень простое, однако элегантное упражнение, описанное ниже, автор использует на всех тренингах – для щенков, по общему послушанию и соревновательных - для того, чтобы положить началу чудесному обоюдному процессу коммуникации, который дает контакт глазами паре человек-собака. Это упражнение может быть полезно в большей степени проводнику, нежели собаке, потому что учит его более эффективно работать с моментом поощрения и наказания, используя при этом метод обучения, который позволяет поддерживать высокую мотивацию собаки во время выполнения упражнения.

Восемьдесят процентов собак и проводников достигают успеха немедленно. На наших занятиях бывает обычно только одна или две собаки, у которых возникают проблемы по причинам, которые я поясню ниже. Самая потрясающая часть упражнения для инструктора – видеть реакцию хозяйки, собака которой начинает осознавать, чего от нее хотят.

ФРОНТАЛЬНАЯ ПОСАДКА

Чтобы начать работу над контактом глазами со щенком или взрослой собакой, мы сначала учим их с помощью лакомства сидеть перед владельцем. Для того, чтобы правильно использовать лакомство и привести собаку в фронтальную позицию, рука с лакомством держится выше головы собаки, но при этом плотно прижимается с телу проводника, в таком положении, как будто он застегивает молнию на брюках. Если держать лакомство над головой собаки, то это приведет к тому, что собака отодвинется от проводника. А нам нужна близкая, фиксированная посадка.
Понятно, что животное должно быть хорошо мотивированным на еду. Если собака не заинтересована в корме, то достаточно трудно заставить ее сидеть, не говоря уже о контакте глазами. Собаки, которые заинтересованы в лакомстве, будут активно работать за него, и не только потому, что хотят его съесть.

Большинство собак, не заинтересованных в лакомстве, не интересуются им потому, что их перекармливают или вовсе неправильно кормят, но есть и такие собаки, у которых от природы отсутствует нормальный, активный аппетит.
Проводник также может столкнуться с проблемами, если его собака нервная, пугливая или слишком робкая. Для большинства таких собак успех приходит как только они становятся более уверенными во фронтальной позиции.

Если у собаки есть высокий интерес к объекту-добыче, то можно использовать мячики или игрушки для того, чтобы ими мотивировать любое вызванное поведение. Поскольку уровень драйва при использовании игрушки может быть больше, чем при использовании лакомства, многие проводники бывают просто ошарашены слишком буйной реакцией собаки на игрушку. Вот почему мы рекомендуем начинать работать именно с лакомством.

ОБУСЛОВЛЕННЫЙ КОНТАКТ ГЛАЗАМИ

Как только собака начинает стабильно сидеть в положении перед проводником, мы начинаем обучать ее обусловленному, не вызванного визуальными сигналами, контакту глазами.

Собака с помощью лакомства переводится в положение сидя перед проводником, как это описано выше. После этого проводник прячет руку за спину. И ничего не говорит, абсолютно ничего!!!! Когда собака поднимет глаза и встретится с проводником взглядом, ее тут же хвалят и дают лакомство.

ОШИБКИ СОБАКИ

Что может произойти перед тем, как собака начнет искать ваш взгляд?
Поскольку лакомство исчезло, первая вещь, которую может сделать собака – это попытаться его найти. Обычно собаки лишь мельком пытаются взглянуть за спину проводника с обоих сторон перед тем, как поднять глаза (то, что руки держатся за спиной, а не по бокам, позволяет привести ситуацию к виду «черное-белое» как для собаки, так и для проводника). Через несколько секунд собака требовательно посмотрит в глаза проводника, как бы говоря: «Ну, где оно?». Как инструкторы, мы всегда ощущаем некоторый трепет, также как и проводник, который начинает чувствовать обратную связь со своей собакой.

Иногда собака может встать, чтобы найти лакомство или начать делать что-то другое. В этом случае проводник должен снова достать руку с лакомством и с помощью него снова посадить собаку перед собой. Чтобы работу можно было продолжать, собака должна быть заинтересована в лакомстве. Некоторые собаки, особенно те, кто начинают занятие, но постоянно направляются лакомством, начинают избегать действия, оглядываясь вокруг или опуская голову вниз. Проводник в этом случае должен просто переждать, ничего не говоря. Даже такие собаки в конце концов бросают взгляд на проводника, ища его глаза. Похвала и награда в этом случае должны последовать незамедлительно.

Собаки быстро усваивают, что фронтальная позиция, когда руки проводника опущены вниз означает, что «игра» начинается, то есть чем скорее ты встретишься с хозяином взглядом, тем скорее он даст лакомство. Для спортивных собак, которые готовятся для соревнований, одна из целей обучения обусловленному контакту глазами заключается в том, чтобы перенаправить драйв от мячика или лакомства на занятие фронтальной позиции. Мы поясним эту концепцию ниже. Для собак фиксированная позиция перед проводником – это более чем половина навыка подхода по команде. Хороший подход базируется как на том, чтобы сделать его для собаки приятным, так и на понимании ею фронтальной позиции.

ОШИБКИ ПРОВОДНИКА

Какие же ошибки совершают проводники? Чаще всего они бывают нетерпеливы и пытаются действовать за собаку, производя шум, зовя собаку по кличке, наклоняясь к ней и пытаясь поймать ее взгляд, трогая собаку и т.п. Спокойствие - ключевое слово. Чтобы мотивационная дрессировка работала наилучшим образом, необходимо, чтобы собака сама набрела на правила обучения. Проводник не может учиться за свою собаку, он всего лишь выстраивает ситуацию таким образом, чтобы собака начала учиться.

Вторая ошибка, которую может сделать проводник, состоит в том, что он видит, что контакт глазами есть, но не реагирует достаточно быстро, чтобы вовремя это вознаградить; похвала заканчивается, когда контакта уже нет. Для инструктора не всегда является возмож ным увидеть, когда собака только вcтречается глазами с проводником, обычно видно только, что выражение лица проводника изменилось. Когда мы видим это, мы справшиваем, был ли контакт глазами.

Если ответ утвердительный, мы можем тогда указать, что собака не получила никакой обратной связи в нужный момент. Для проводника требуется несколько повторений, чтобы начать реагировать соответственным образом. Собаки обычно терпеливы, потому что там находится лакомство, которое их удерживает.

СПОРТИВНЫЕ ГРУППЫ

Если собака должна быть подготовлена для соревнований, мы начинаем систематически корректировать и проверять навык. Перед этим собака должна быть способна быстро установить контакт глазами как во фронтальной позиции, так и в положении рядом с проводником, хотя бы в течение нескольких секунд. Лакомство или игрушку можно давать случайным образом после того, как собаку хвалят или отпускают.

Большинство проводников автоматически обнаруживает ключ к исправлению невнимания и, таким образом, к увеличению продолжительности контакта глазами: если собака теряет контакт или даже перемещает взгляд в сторону, где снова должно появиться лакомство - они ждут. Когда собака снова возвращает взгляд, поведение возврата взгляда закрепляется, так как собака сама исправила его и таким образом обнаружила важное правило: нет работы – нет награды.

Когда собака уже достаточно подготовлена, мы можем начать фазу проверки, где преднамеренно устраиваются различные отвлечения, чтобы сделать правильное выполнение собакой навыка более сложным. Как только собака научится игнорировать посторонние раздражители, нужное поведение будет хорошо закреплено.

Например, проводник принимает основное рабочее положение с собакой перед ним. При этом руки могут находиться в естественном положении по бокам; лакомство или мяч зажаты в руке. Резко дерните плечом. Собака взглянет на плечо или на руку. Если рука остается там, где была, собака должна немедленно возобновить контакт глазами. Снова дернитесь ... и снова, пока собака не перестанет поддаваться на отвлечение. Похвала и награда следуют как обычно.

Постепенно можно переходить от дерганий плечом к сбросу игрушки или лакомства из поднятой руки. Когда вы бросаете лакомство, можно использовать поводок, чтобы не дать собаке достать лакомство преждевременно.
Также можно использовать переключение собаки на мяч, который в качестве коррекции убирается от пасти, чтобы начать упражнение снова. В качестве поощрения собака отпускается к мячу или лакомству, одновременно с командой «возьми».

После этого этапа уже можно двигаться к началу обучения контакту глазами и вниманию во время движения рядом и перемещений. Тем проводникам, кто для направления или мотивирования нужного поведения использует поводок, чтобы исправить невнимательность собаки, следует повторять фазы проверки и коррекции с помощью рывка поводком.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Когда вы обучаете контакту глазами мотивационным методом, не должно быть никаких команд или касаний собаки, только простая схема: есть вознаграждение – нет вознаграждения. Поскольку основные рабочие позиции, «рядом» и фронтальная, автоматически подразумевают внимание собаки, пока не будет дано другой команды, мы предпочитаем в течение этой фазы не использовать команду на привлечение внимания. Позже, если в этом будет необходимость, может быть введена специальная команда, означающая включение внимания. Кроме того, начинающие проводники имеют тенденцию неправильно использовать команды включения внимания, полагаясь в обучении собаки на произнесенные слова, а не на действия.

Описанный метод обучения контакту глазами развивает в проводнике навык своевременной реакции на действия собаки, терпение и способность «видеть». Все это дает проводнику умение предугадывать поведение собаки и таким образом эффективно реагировать на него. Мотивационный треннинг убирает акцент с контроля над животным со стороны хозяина и делает больший акцент на надежность собаки по отношению к поставленной задаче. Для некоторых проводников такой вид двустороннего общения создает самый приятный вид партнерства.

Собака учится решать проблемы, она меньше полагается на проводника, надеясь получить помощь от него, и таким образом обучается быстрее, за счет того, что находит свое собственное решение. Многие собаки будут чувствовать меньшее давление, если их проводники позволят им активно искать правильное решение самостоятельно. Собака будет работать с большей отдачей, потому что она усвоила правила работы: чем скорее ею будет предложено правильное поведение, тем скорее будет вознаграждение.

Навыки могут корректироваться и проверяться с наименьшим стрессом для собаки, поскольку драйв или мотивация к объекту вознаграждению остаются высокими. Собака может быть скорректирована, но тем не менее в ожидании вознаграждения продолжать активно работать и искать правильное решение. Для мягких или неохотно работающих собак такой способ обучения является важным и необходимым.

«Предельная готовность» в вырабатываемом поведении может быть достигнута уже во время начального этапа процесса обучения (что исходит из генетики собаки) за счет ожидания поощрения.

Через некоторое время потребность следить за рукой с лакомством и передвижки в стороны должны исчезнуть, так как собака научится направлять свое желание получить вознаграждение в ровную посадку перед проводником или рядом с ним, в сочетании с контактом глазами. Собака направляет всю энергию, созданную желанием награды, в поведение, которое хочет видеть проводник.

Навыки обучения, которые усваивают проводник и собака, а также очень нужное на практике поведение внимания сослужат хорошую службу как отношениям в тандеме человек-собака, так и прогрессу в тренировках по послушанию. Будет ли в дальнейшем проводник придерживаться методов бесконтактной дрессировки, мотивационного обучения или сочетать их с коррекцией поводком, принудительной дрессировкой – это уже зависит от его персональных предпочтений. Но коммуникация уже началась.
________________________________________
Благодарим Аугусту Фэрли за предоставленный материал
Перевод Н. Вознесенской

Наверх ->


Послушный не становится рабом. Методы Цезаря Милана.

Животные имеют свой язык - язык энергии. По излучаемой энергии они чувствуют каков другой, сильный или слабый, спокойный или нервный, расслабленный или собирается напасть. Излучаемую окружающими энергию животные улавливают в миг. Эту энергию, безусловно, излучает и человек. Этот энергетический "язык" всегда настоящий - обманывать он просто не может.

Поэтому человек, лидер стаи, всегда должен излучать спокойствие, доверие. Крики на собаку - признак слабости. Раздраженный человек такой ранимый... Стае нужен лидер со стабильной психикой, уравновешенный. Лидер должен оставаться спокойным 24 часа в сутки, 7 дней в неделю!

Собака как последователь, также должна излучать спокойную энергию послушника. Послушная собака далеко не раб или зомби. Она не пуглива, не настроена против хозяина - это радостное, уверенное в себе животное со стабильной психикой. Многие собаки с рождения являются последователями, не лидерами.

Видеть - значит верить? Только что рожденный щенок не видит и не слышит. Мир он познает нюхая, через несколько недель прозревает, потом начинает слышать. А вот людям видеть - равно верить. Если вам сказали бы, что какой-то Цезарь Миллан может управлять тридцатью собаками без всяких поводков, не поверили бы, пока не увидели.

Собакам верить - значит нюхать. Поэтому всегда позволяйте собакам себя обнюхать. Когда щенок попадает в новую семью, его окружает вся семья: "Какой милый, маленький, пушистый..." Щенок уже знает, что самая сильная энергия (лидера) - это спокойствие и устойчивость. Ведь сука не кормит щенков, когда те суетятся, она - эталон стабильной психики. Лидер никогда не поведет себя так, как домочадцы в упомянутом случае.

Поэтому щенок опешивает, почуяв слабость окружающих и, самое главное, свое преимущество. Лидер стаи никогда не приближается к последователю первый. Это последователь должен приблизиться к лидеру. Встретив щенка или взрослую собаку надо вести себя спокойно, не приближаться, дать собаке подойти. Если собака не прибегает, можно отойти подальше от нее, это провоцирует интерес. Она хочет обнюхать человека.

Не забывайте: собака познает мир через нюх. Пока собака вас обнюхивает, не трогайте ее, не разговаривайте, не глядите в глаза. Гладить и показывать симпатию можно только тогда, когда собака освоится, станет спокойней и внимательней.

Не забывайте, что это:

1. Животное.
2. Собака.
3. Представитель породы (определенной активности, характерными особенностями).

И даже так называемые "бойцовые" собаки не проблематичны, просто они очень темпераментны. Поэтому будущие хозяева должны хорошенько подумать перед приобретением такого друга: будет ли у них достаточно времени и знаний его воспитывать, смогут ли быть стойкими? Нет проблемных собак, есть проблемные хозяева...

Нет "серединок" Собаки живут здесь и сейчас! Вот хозяева жалуются, что их собака боится женщин на высоких каблуках. Другие - что питомец боится грома. Неужели вы думаете, что собака размышляет: "Ой, страшно, если приблизиться женщина..."

Собака только реагирует, услышав приближающуюся женщину или гром. Животное реагирует на сложившуюся ситуацию. Если при случившихся неприятностях хозяин суетится и утешает собаку, то еще больше усугубляет боязливую реакцию животного. Лучшее, что может сделать хозяин, это остаться спокойным. Тогда и собака успокоится, почуяв крепкую позицию лидера. Стая собаки - это двигатель ее жизни.

Стайный инстинкт - самый сильный инстинкт собаки. Если члену стаи угрожает опасность, она угрожает каждой собаке в этой стае. Стае всегда нужен сильный лидер. Ни одно живое существо, не считая человека, не последует за слабым или нестабильным ведущим. Собаки могут быть только лидерами или последователями. Доминировать или слушаться. "Серединок" не бывает. Поэтому, если человек не может стать лидером, собака заполняет пустое место - становится вожаком стаи. А неспособный командовать человек становится в глазах собаки... последователем.

Кто диктует правила?

В природе лидер стаи устанавливает правила, границы и лимиты. Стая бы не сохранилась, если бы не было дисциплины. Увы, в доме человека чаще всего правила неясны или их вобще нет. Правила должны быть ясными, все должны их выполнять. Какие собаки самые счастливые, стабильные? Не поверите! Далеко не все имеющие собачки, у которых психика часто нестабильна (в семье непонятна структура стаи).

Самые счастливые собаки бездомных людей. Вот идем нищий со своей собакой. Собака без поводка и ошейника. Собака неагрессивна, хотя ежедневно находится в обществе людей, автомобилей. Бездомный человек и его питомец целый день ищут еду. Получив ее, кушают. Подкрепившись, больше внимания уделяют друг другу. Потом лидер стаи - человек, находит безопасное место для сна. Сравните эту ситуацию со стаей волков: ищут добычу, поохотившись делятся, потом играют (это равно поглаживанию собаки), устав, вместе отдыхают. Живут по ясным неизменным принципам.

Кто лидер стаи в вашем доме?

Есть много способов, которыми ваш питомец показывает, кто из вас двоих главный. Если собака прыгает на вас, когда возвращаетесь, может быть, что это не только радость. Так питомец может подчеркивать лидерство. Если открываете дверь и собака выпрыгивает через них первой, то это не только желание побыстрей встретиться со своими дворовыми друзьями. Может быть, что четвероногий лидер управляет всеми прогулками. В любое время, когда собака заставляет вас что-то делать - диктует свои правила - это представляет опасность вашей власти. Люди часто махают на это рукой. Если утром проснетесь, когда придет время, пойдете на улицу, когда сами то решите, - будете вожаком стаи. В этом случае не говорим о 80 процентах. Говорим о стопроцентном лидерстве! Если дадите питомцу "сколько-то" поуправлять, он обязательно этим воспользуется. Быть лидером человек должен быть 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Всегда!

Выдержки из книги "Cesar's Way" (Методы Цезаря) Послушный не становится рабом

Наверх ->

Человек и его собака

Собака похожа на своего хозяина - идея, прямо скажем, далеко не новая. Сколько раз эта тема обыграна в рассказах, смешных картинках, сколько об этом говорилось психологами... В первую очередь, конечно, обращают внимание на сходство темперамента, общую манеру себя вести: флегматичный мужчина и увалень сенбернар, кокетливая барышня и пудель в бантиках. Однако, такое сходство лишь верхушка айсберга; гораздо интереснее не чисто внешняя похожесть, а совпадение на своего рода мировоззренческом уровне.

Наиболее четко это видно, когда в семье живут одновременно, либо сменяя друг друга, несколько собак разных пород, зачастую очень несходных по своему поведенческому профилю. Они отличаются темпераментом, способностью обучаться, любопытством и массой более мелких черт. Вполне естественно, что поведение, допустим, ризеншнауцера и пуделя, различается достаточно сильно. Но вот их отношение, как к членам семьи, так и к посторонним людям ли, собакам или птичкам в целом оказывается удивительно сходным. Если в одних руках собаки любой породы очень дружелюбны, общительны и смотрят в мир открытым взглядом, то в других не то что «одно-породники», однопометники вырастают злобными, недоверчивыми, а то и откровенно подлыми тварями. Мистика? Невезение? Генетический брак? Вовсе нет!

Заводя собаку, начинающий любитель пребывает во власти иллюзий, навеянных книгами, рекламой, чужим примером. Он видел в кино, какая это замечательно умная псина, его партнер по бизнесу купил такую же и не нарадуется, и вообще, собака - это престижно, модно, наконец, полезно для воспитания ребенка. Вывод - надо брать!

Взяли, а через некоторое время выясняется, что выросло нечто трусливобрехливое, нервно-капризное, либо кусаче-доставачее, словом, не получилось. Эту с божьей помощью куда-то пристроили - взяли другую. Совсем иной породы, еще моднее, таких на всю страну два десятка. Опять ненормальная: то кусается, то сбегает, то, извините, на хозяйскую постель писает. Сменили десять дрессировщиков и пяток «собачьих» психологов, повысили благосостояние лучших ветеринарных специалистов мира, даже книг гору прочти - не помогает. Сбагрили с рук и эту. Пошли совсем другим путем. Обратились к профессионалам, подобрали породу под свой психологический профиль (помните: флегматик - сенбернар, холерик - доберман и т.д.) - самую распространенную, без эк¬зотики, простую, как репа. И что вы думаете? Опять не получилось!

Человеку свойственно искать корень своих неудач во внешнем мире. Если у него что-то не выходит, ему гораздо комфортнее объяснить себе и окружающим, что его ошибочные поступки были вынуждены обстоятельствами неодолимой силы. Особенно четко эта закономерность работает в сложных ситуациях, где трудно проследить причинно-следственные связи. А воспитание собаки как раз и относится к этой категории явлений. Благо тут незадачливый собако¬вод может щедро черпать из околонаучных источников.

Первый из таких неиссякаемых колодцев - популярные представления о генетике. В сознании дилетанта положения этой науки выглядят почище откровений Нострадамуса: все предопределено, но ничего не понятно. Иначе говоря, есть такие штуки-гены, и они за все отвечают: за рост собаки, длину шерсти, за привычку заходиться лаем по любому поводу, т.е. буквально все закодировано в генах-хромосомах! Когда читаешь или слышишь о «гене» агрессии, доминирования и т.п., дурно делается. Как просто объясняются сложнейшие феномены поведения, оказываются, они вот так напрямую записаны среди прочей наследственной информации. Вывод из этого тоже следует наипростейший: раз это генетическая характеристика, то изменить ничего нельзя.

Авторы подобных благоглупостей, похоже, даже не задумываются над азбучной истиной, что помимо генотипа есть фенотип, т.е. внешнее проявление работы этих самых пресловутых генов в результате взаимодействия организма с окружающей средой. Поведение же собаки, как представителя высших позвоночных, помимо наследственности формируется за счет обучения. И не существует ныне методов, да и вряд ли они появятся в ближайшем будущем, благодаря которым можно было бы отделить врожденную компоненту поведения от приобретенной.

И вот уже к услугам собаковода-любителя еще один научный источник, готовый утолить его жажду самооправдания - прикладная кинологическая этология (один из разделов науки о поведении животных). Какие же идеи плавают на его поверхности?

Первая: семья человека для собаки все равно, что стая. Идея понятная и необидная - мы с тобой одной стаи, стая - это звучит круто, ну и так далее. Второе: в стае есть иерархия, то бишь табель о рангах: альфа, бета, гамма, дельта, и далее до омеги. Тоже понятно: все люди - альфы, одна собака - омега. Правда, пес об этом не читал и, похоже, на омегу не подписывается. Третья мысль, как раз на этот случай, бывают такие собаки, которые генетически запрограммированы, чтобы быть только и исключительно альфами, их называют доминантными.

И вновь при популяризации идей науки ребенка, если и не выплеснули с водой, то притопили и поуродовали изрядно. Действительно, у собак существует иерархия, но отнюдь не только линейная. Она и у людей есть в числе прочих социальных структур, только в обыденной жизни отношения редко строятся по армейскому образу. И семья человека действительно заменяет собаке стаю, но отнюдь не всегда и вовсе не на 100%, но это отдельный, большой разговор, поэтому вернемся к нашей сегодняшней теме.

Итак, жажда знаний удовлетворена, оправдание найдено, только кому от этого легче? Собака как была неудобной, а может быть и опасной, так такой и осталось. Найденное «научное» объяснение не приносит владельцу даже и морального удовлетворения, не говоря уже о практической пользе.

Попробуем взглянуть на ситуацию иначе. Итак, имеется невоспитанная собака, ведущая себя так, как хочется ей самой. Не будем вдаваться в частности и пытаться корректировать отдельно назойливый лай, привычку портить вещи, испражняться в доме, огрызаться и прочее, и прочее. Неприятных привычек мо¬жет быть одна, две, много, однако медики совершенно справедливо утверждают, что лечить надо не проявления болезни, а ее причины. Вот и займемся поиском причин.

Первая и, на мой взгляд, главная, - это отсутствие контакта, взаимопонимания с собственной собакой. Человек может совершенно искренне заблуждаться на сей счет. Ведь он заботится о собаке, т.е. кормит ее, выгуливает, даже играет. Собака воспринимает это как должное, она привыкла к подобному уходу, и жи¬вет своей жизнью. В ее мире для человека отведено место прислуги и не более того. Владелец не сумел, точнее не захотел стать для собаки центром ее вселенной.

Недостаточно заботиться только о телесном здоровье животного, гораздо важнее стать ее учителем, старшим товарищем, божеством, наконец! Такие отношения легко создать со щенком - он открыт для всего нового, ищет свое место в мире, но это вполне возможно и с подростком, и с видавшим виды матерым псом. Для этого не нужно прилагать титанических усилий, достаточно внимательности и последовательности.

Формируя отношения с собакой, не надо подлаживаться под нее. Привычки владельца, круг его интересов и дел не меняются с появлением собаки в доме. Собаку вводят в этот устоявшийся круг, доступно объясняя, каково ее место здесь. Да, ей рады, она и интересна и приятна, с ней готовы общаться. Однако не она определяет, в какой форме, когда и как часто ей будут уделять внимание. Так закладываются основы иерархических отношений люди - собака, абсолютно адекватные для восприятия животного. Молодое животное или, что случается гораздо реже, новичок в стае не могут диктовать свою волю, их роль на этом этапе исключительно пассивная.

Для нормального формирования психики необходимо поступление новой и разнообразной информации. Собака, которая растет в замкнутом мирке, будь то городская квартира с короткими вылазками в привычный двор, либо огороженная краснокирпичной стеной загородная усадьба, обязательно будет страдать нестабильностью психики, ее нервная система не получая тренировки, ослабеет. А вот обогащение жизненного опыта собаки за счет прогулок в неизвестных ей местах, знакомства с новыми предметами, животными, явлениями не только повышают силу нервной системы, но еще и позволяют человеку занять и удержать в семье-стае то самое место признанного лидера. Ведь это он, всезнающий хозяин, ведет собаку на реку и показывает, как здорово плавать, он, бесстрашный, садится в рычащую машину и везет в лес, и вообще он, мудрый, столько всего умеет... В результате, животное подчиняется человеку не под давлением грубой силы или угрозы наказания, а потому, что тот всегда и везде оказывается ведущим.

Для формирования роли лидера от человека потребуется определенная наблюдательность. Вожак, идущий по жизни напролом, вызывает, конечно, благоговейный ужас, но отнюдь не всегда ему хочется подражать, а уж тем более бежать за ним следом. Следует помнить, что для собаки незнакомое и опасное — синонимы; предметы, на которых мы просто не задерживаем взгляда, щенка или подростка могут насторожить. Наблюдайте за своим питомцем, успокаивайте, если он в незнакомом месте занервничал. Взрослые собаки, обучая молодняк, не принуждают тех к каким-либо действиям, они увлекают собственным примером.

Но помимо обучения, есть еще и закрепление известных правил поведения. И здесь мы плавно переходим от налаживания и закрепления контакта к поддержанию человеком высокого социального статуса. Не надо строить все отношения с собакой на командах. Более того, с молодым животным в процессе обучения это просто невозможно. Собака еще не в состоянии эти самые команды выполнять без сучка, без задоринки. Тем не менее, животное должно с первых дней совместной жизни усвоить, что если хозяин чего-то требует всерьез, он этого непременно добивается. Вот здесь вполне уместно применение силы в необходимой дозе. Подход тут возможен только индивидуальный. Для одного щенка вполне достаточно недовольства в голосе хозяина, другой будет упрямиться, пока не получит хорошего шлепка. И снова это адекватно восприятию собаки. В стае вожак не только лидер, т.е. ведущий (таких там, кстати, и без него хватает), настоящий доминант контролирует правильность поведения всех прочих членов сообщества. Он рассматривает неповиновение как вызов себе и отвечает соответственно ситуации: кому тяжелым взглядом, кому угрожающим рычанием, а кому и ударом всей пастью.

Получается, что самый верный способ потерять контакт с воспитуемым четвероногим, это попытка вести себя с собакой на равных. Как только человек позволяет собаке взять над собой верх не в игре, так тотчас же он, извините за тавтологию, проигрывает. С собакой можно быть сколь угодно дружелюбным, раскованным, ласковым, но лишь до тех пор, пока ее действия (или бездействие) не приходят в противоречие с желаниями хозяина. Любая собака обладает достаточным интеллектом, чтобы отличить играет с ней человек, шутит или требует чего-то всерьез.
Итак, отсутствие полноценного контакта с собакой одна из причин ее асоциального по отношению к владельцу и его домочадцам поведения.

Вторая проблема во взаимоотношениях человек - собака встречается даже чаще, чем отсутствие контакта. Это неправильное распределение рангов в семье-стае. Об этом говорилось уже не раз, поэтому буду максимально краткой. Собака, будучи животным социальным, не терпит неопределенности и недосказанности во взаимоотношениях с близкими людьми. Коль скоро она воспринимает их как членов своей стаи, она обязана знать, кто есть кто. И тут, как ни смешно (для хозяев уж точно не смешно), срабатывают Законы Паркинсона. Помните? -каждый человек стремится занять служебное положение, превышающее уровень его компетентности. В случае с собакой, чьи владельцы не удосужились указать ей ее общественный статус, она почти со 100%-ной вероятностью займет место вожака. А поскольку управление человеческой «стаей» значительно превышает уровень компетентности любой, даже супергениальной собаки, то вожак из нее получится грубый и глупый, этакий «бесноватый фюрер».

И, наконец, третья причина, точнее пласт причин. Почитатели Фрейда, Юнга и Ко, встаньте, - речь пойдет о подсознательном. Только не о подсознании собаки, хотя на лукавом Западе собаковладельцев раскручивают уже и на таком лохотроне - там в моду входят психоаналитики для домашних любимцев. Нас же интересуют материи, реально существующие, а именно подсознательные стремления и стереотипы восприятия человека. Как именно формируется у человека образ «настоящей собаки» пусть выясняют психологи, гораздо интереснее результат.
Психологами, занимающимися индивидуальной дрессировкой, было отмечено, что причины, вынудившие владельца прибегнуть к профессиональной коррекции поведения, и проблемы, которые он перечисляет, зачастую находятся в противоречии с его истинными желаниями. Хозяин на словах не одобряет те или иные действия собаки, однако подсознательно они его удовлетворяют.

Чаще всего это относится к межличностным отношениям в семье. Собака не желает слушаться, а то и откровенно тиранит кого-либо из домашних. Зачастую достаточно беглого анализа ситуации, чтобы понять, что хозяин и сам рад был бы отыграться на теще или великовозрастном оболтусе-племяннике, да приличия не позволяют ему их напрямую третировать. Но для собаки-то его тайные движения души все равно, что открытая книга, вот она и старается. То же самое относится зачастую и к выбору собакой вожака из семейной пары. Женщина может для всего мира выглядеть «железной леди», а собака ее и в грош не ставит, видя, что настоящий хозяин в доме -муж. Верно и обратное, мудрая жена управляет мужем так, что не то, что окружающие, он сам об этом не догадывается. Лишь верный пес ломает ей всю игру, демонстрируя истину своим отношением к недогадливому супругу.

И, наконец, то, с чего мы начали разговор - собаки злобные, мелкопакостные, неприятные. Когда я слышу от хозяина, что его кусает собственная собака, я говорю лишь одно: «Значит, Вам это нравится!» По-другому просто не бывает. Да, возможен один-единственный случайный укус от собственной собаки за всю жизнь человека! Если он подсознательно не согласен с его повторением, второго укуса не будет никогда. Человек проанализирует ситуацию, свое поведение, поведение пса и сделает выводы. Больше никогда ни ему, и никому из его собратьев человек не позволит коснуться своей священной плоти зубами. Так и только так!

Если же человек раз за разом получает укусы, мотивируя их тем, что собака не узнала его в темной коридоре, что у нее болел живот, что она обиделась и так далее, значит, он пестует некие внутренние комплексы. Опять же не будем разбирать, что творится в подсознании данного владельца, - скрытые мазохистские устремления, комплекс вины, комплекс неполноценности, замещение родительских чувств или что еще более экзотическое. Важен конечный итог: человек подсознательно признает за собакой право наказывать себя, - и не надо плести вокруг этого кружева. В конце концов, у нас демократия, и если острие конфликта собака-человек направлено только в сторону хозяина, да сколько угодно. Пусть запасается зеленкой и бинтами и наслаждается жизнь по-своему. Другое дело, что хозяином дело не ограничивается. Уж если собака узнала,что можно, кусаясь, ставить на место самого близкого человека, кто ж ей помешает применять эту тактику ко всем прочим. Вот и выходят на улицы болонки, рвущие за штаны прохожих, а то и вылетает с пустыря громадная тварь, лязгая зубами. Спасибо Вам, господа хозяева за Ваше подсознательное, только причем же здесь чужие люди?

Ну и совсем неприятный вариант выявления собакой подсознания хозяев. Воспитание и жизненный опыт зачастую вынуждают человека внешне реагировать не так, как ему бы хотелось. Собственно, классические труды Фрейда как раз об этом. Великий психоаналитик много внимания уделил расшифровке снов в плане реализации подсознательного, именно сны открывают двери, к которым в дневной жизни человека и ключей не сыщешь. Жаль, не общался Фрейд с массой собачников, он бы еще не один том написал. Человек может вести себя очень дружелюбно, быть душой общества, но если в его доме сменяют друг друга злобные, мрачные псы, меня это заставляет задуматься. Что ж такое творится в подсознании этого рубахи-парня, чем ему так насолил окружающий мир, что его злоба отравляет чистую душу уже не первой собаки, превращая ее в безумную, бешеную тварь?!

Ну а выводы: что ж делать-то, вправе спросить читатель? Выводы просты, оставим в покое генетику вкупе с кибернетикой, пусть ими занимаются высоколобые в своих лабораториях. Заводя щенка, анализируйте свои истинные побуждения: каким Вы хотите увидеть его в зрелости; чего Вы действительно ждете от своей и только своей собаки. Природой Вам отпущен очень маленький срок, чтобы слепить собаку по своему образу и подобию. Если ошибиться, если позволить темному «Альтерэго» взять верх над светлым «Эго» (все мы, ну ладно, большинство, хотим чтобы нас любили и ценили именно в этой ипостаси), тогда уже взрослая собака будет перекраивать Вас под свои нужды и желания. Совместная жизнь - это ведь всегда взаимные изменения эмоционального статуса, привычек, манеры поведения. А вариантов таких взаимоизменений всего два: обоюдное созидание и духовное обогащение, либо столь же обоюдное разрушение личности.
Как просто на бумаге, как сложно и неповторимо в жизни!

Елена Мычко, биолог, специалист по поведению животных, эксперт FCI-РКФ

Наверх ->


Собака для себя

Полезная статья для тех, кто только собирается приобрести щенка.

Половина седьмого. Встретились два доберманиста, выгуливающие своих собак. Один с черным кобелем стоя дремал в середине поляны, другой – вынырнул из кустов с черной сукой. Кобель подлетел к незнакомке и радостно завилял обрубком хвоста. Его восторг можно было понять: сука действительно была очень хороша: крупная, широкотелая, стройная, с длинными конечностями и длинной шеей, с сильными и резкими движениями. Она подняла глаза на хозяина, спрашивая, что делать: ”Будем играть или пойдем дальше?” - ”Играй, Даша”, разрешил мужчина. Несколькими мощными прыжками сука набрала скорость и понеслась по периметру поляны, стремительная и недосягаемая. Кобелек с тонким лаем пытался все-таки ее догнать. Меньше ростам, чем сука, он и голову имел какой-то совершенно другой формы. Она резко сужалась от черепной части к морде. Круглые светлые глаза пугали слегка безумным выражение. Пока собаки бегали, владельцы разговорились. ”Ваш что-то мелковат”,- осторожно сказал хозяин суки. - ”Да мы брали его для себя”,- ответил владелец кобеля. - ”А я для кого держу Дашу? - изумился мужчина, - Для вас, что ли?” - ”Ну, нет, конечно,- задумался co6eceдник, - но вы, наверное, на выставки ее водите...” - ”Ну и что, вожу, выставляю, держу в хорошей форме”.

Ни для кого не секрет, что периодическое предпочтение той или иной породы диктуется модой. А что модно сегодня? Вы не поверите, но сегодня в моде ”собаки для себя”. Наблюдается поразительное явление: если раньше покупатели стремились взять собаку любой породы как можно лучше, то сегодня все наоборот. Давайте подробнее рассмотрим этот феномен.

Прежде всего, это действительно мода. В Минске и Киеве, Калининграде и Владивостоке, Мурманске и Сочи покупатели хотят иметь ”собаку для себя” и дружно все, как один человек, произносят именно эти слова. Однако по смыслу это определение противоположно качеству. То есть собак делят на качественных и” для себя”. Высокое качество собак перестало быть востребованным. Беря собаку ”для себя”, человек как бы говорит: ”Я не хочу задумываться над качеством будущей собаки. Я не хочу вкладывать труд и мыслительную энергию в поиски какой-то четвероногой жар-птицы. Я не хочу напрягаться, что-то узнавать и вообще суетиться - мне нужна собака для себя. Поэтому кормить собаку будем на свой страх и риск - что сами едим. Дрессировка? А зачем она для нас? Наш Рекс и так вполне покладистый. Выставки? А что они нам дают? Ну, что?!”... Человек, купивший собаку ”для себя”, заранее настроен на то, чтобы не вкладывать в нее ни денег, ни времени, ни труда. Он начинает что-то предпринимать, когда неизбежные проблемы с животным уже просто берут за горло.

От неправильного питания собака заболела панкреатитом. Но это мы с вами знаем, что у нее панкреатит и от чего он развился. Хозяин не знает. Он кормит Рекса кашей на бульоне с костями. Собака ест много, но худеет и худеет. Хозяин добавляет каши, но результата нет. На болезненную худобу собаки уже обращают внимание прохожие: ”Что же вы его не кормите? Такой худющий!” - ”Да как же не кормлю! - заламывает руки владелец Рекса. Две трехлитровые кастрюли за раз сжирает!” А собаке тем временем делается все хуже. Начинает вылезать шерсть, от тела пошел неприятный запах. Что делать? Придется идти к ветеринару. Осмотрев предъявленный на экспертизу скелет, ветеринар изрекает: ”У собаки глисты”. Владелец, скрепя сердце, выкладывает деньги за глистогонный препарат. Результата, естественно, нет. Сосед по дому делится опытом: ”Я тоже не мог своей Ляле глистов выгнать, пока не удвоил дозировку. Тогда и посыпались”. В Рекса запихивают удвоенное количество глистогона, доводят до рвоты и судорог. Пес едва выживает, но толще не становится. Его тащат к другому ветеринару. Посмотрев на облезлого страдальца, новый ветеринар ставит новый диагноз: ”У вашей собаки подкожный клещ. Курс уколов стоит...” - ”Боже, ужасается владелец, - откуда у меня такие деньги?!” На этой стадии у собаки поражены уже и печень, и желудок, и кишечник. Состояние ее категорически ухудшается. Из пасти непрерывно идет смрадный запах. Изнурительная боль преследует несчастное животное и днем и ночью. Сказать об этом оно не может, но нервы не выдерживают. Измученная собака начинает огрызаться по делу и без дела. Ее бьют. Так посоветовал один дрессировщик, к которому хозяин Рекса был вынужден обратиться, так как собака вышла из подчинения. ”Владелец должен быть главным в стае, - веско произнес собачий Макаренко. - Собаке нельзя разрешать командовать. Нужно обязательно подчинить ее себе!” Рекса стали бить регулярно, но ничего не помогало. Ласковый пес стал раздражительным, злым, мог хватануть зубами за руку, если к нему прикасались. Дальше можно и не продолжать. Короткая жизнь собаки будет сплошным кошмаром, впрочем, и ваша тоже.

Хочу обратить внимание на стереотип поведения владельца собаки ”для себя”. В сложной ситуации он не ищет специалиста-собаковода. Он с самого начала был настроен против специалистов. Весь пафос слов собака ”для себя” и состоит в противопоставлении позиции специалиста и позиции обывателя - собакодержателя. И пропасть между ними все углубляется. Идет расслоение собачьего общества: есть сообщество породистых собак, содержание, воспитание и разведение которых предполагает вложение профессионального труда, знаний, опыта - всего того, что в совокупности можно назвать кинологической культурой. И есть сообщество собаководов, держащих собак ”для себя”, бездумно, с минимальными затратами, в стороне от всяких там проблем и страстей. Их позицию можно характеризовать как более или менее воинствующее невежество. Однако совсем избежать проблем не удастся. Тем не менее, для обслуживания их низко квалифицированного спроса существуют низкоквалифицированные предложения. Дифференциация собачьего мира все углубляется. На одном полюсе великолепное поголовье собак разных пород, на другом – не просто продукты полного и абсолютного вырождения, а уже помеси, которые специально создаются невеждами, рекламируются и противопоставляются породистым собакам. Недавно в одном весьма респектабельном кинологическом издании появилась реклама: ”Великолепные щенки - добервейлеры. Дорого”. Вот так. Простенько и со вкусом!

Так ли однозначно деление собак ”для себя” - ”не для себя”? Если ”не для себя”, то для кого? На последний вопрос никто не может дать вразумительный ответ. Но фактически собака ”не для себя” - это высококачественное животное, которое входит в некую совокупность под названием ”порода”. Порода - это же просто абстрактное понятие. Это моя собака, и его, и ваша тоже. Чтобы порода не деградировала и не вымерла, ее представители должны быть вовлечены в некую зоотехническую жизнь. Этот зоотехнический минимум обеспечивает сохранение и преемственность всех породных признаков - как внешних, так и поведенческих. В противном случае жизнь породы остановится, она перестанет существовать как продукт человеческого духа. Разведение породистых животных - такое же творчество, как написание романов, сочинение музыки или ваяние скульптур. Оно идет по определенным законам и является формой выражения общечеловеческой культуры. Высокопородные животные - свидетельство высоты нации, ее духовных завоеваний. В Англии, например, туристам показывают Вестминстер, Британский музей и конюшни английских верховых лошадей, которые являются национальным достоянием и которыми гордятся в равной степени все англичане. Организованное собаководство зародилось в сердце культурной Европы, росло, развивалось и распространялось вместе с ростом и развитием зоотехнической науки, генетики, селекции и ветеринарии. За последний век работы любителями собак накоплен огромный опыт, получены ответы на все вопросы, связанные с собаководством. Достоверно известно, как получить красивую и умную собаку, как сохранить ее здоровье, как произвести качественное потомство. Нельзя оставаться дикарем посреди цивилизованного мира!

Итак, мы уже поняли, что собаку ”для себя” не нужно хорошо кормить и гулять с ней по 15 км в день. Ее не нужно выставлять, и не потому, чтобы не пугались судьи, а просто не нужно, потому что это другой пласт жизни. Собаку ”для себя” не дрессируют в истинном смысле этого слова. Ей не нужны фирменные прикормки, витамины и составы для блеска шерсти. То есть витамины нужны, конечно, всем, но собака ”для себя” - и в этом весь трагизм ее жизни - никому не нужна, кроме своего хозяина. И получается порочный круг: собаку ”для себя” берут для того, чтобы не общаться со специалистами, а специалистам такая собака не нужна, так как она отрицает собой все ценности и устремления людей, интересующихся той или иной породой и трудящихся для ее блага. Но для тебя, ленивый владелец, твоя ”собака для себя” отдаст все, что сможет. Вот в чем весь скрытый смысл этих сакраментальных слов. Собака ”для себя”- это установка лентяя и эгоиста взять для себя все, что она может дать, а ее обделить и деньгами, и трудом, и профессионализмом. Собака же владельца не выбирает. И для нее только он - источник пищи, движения, лечения, жизни и смерти.

Но не будем так уж суровы к собаководам... Наша требовательность к качеству зонтиков и огурцов и наша нетребовательность к качеству собак определяется еще и тем хаосом, который творится в нашем собаководстве. Раньше покупатель шел за собакой в единственный городской клуб, которой обязан был учить, воспитывать, читать лекции, рекомендовать щенков, полученных в результате племенной работы опять же специалистов. Раньше пропаганда культурного собаководства была уставной (!) обязанностью клуба. Эта система успешно существовала в течение многих десятков лет, регулируя не только спрос, но и осуществляя гигантскую просветительскую работу. Теперь клубы покупателями не занимаются, потому что покупатели туда не идут. Собак сейчас редко покупают через клуб. Правильно сориентироваться в нашем теперешнем собаководстве новичку невозможно. И он почти со стопроцентной вероятностью обречен на плохую собаку, обречен стать кормовой базой для недобросовестных продавцов кинологических услуг. Свою растерянность, свою заведомую неспособность отличить зерна от плевел, хорошее от плохого,- перспективного щенка от племенного брака начинающие собаководы скрывают за спасительной вполне эзоповской формулировкой: ”Я взял собаку для себя”. И означает это следующее: ”Я не в силах разобраться в ваших запутанных отношениях, меня пугают большие платежи неизвестно за что и требования фанатичных усилий в достижении малопонятных целей. Я хочу мирно жить со своей собакой, радоваться общению с ней и не хочу иметь никакой головной боли и проблем”.

Неужели собак ”для себя” стали брать только сейчас? А раньше? Не все же стремились свою собаку обучать и выставлять. Да, конечно, не все. Но раньше ”для себя” брали главным образом беспородных собак в качестве звоночка во двор частного дома, а также собачек декоративных пород ”для души”. Более крупные сидели во дворе на цепи, маленькие бегали свободно. Эти собаки не делали погоды в собаководстве, никак не смешивались и не перекрещивались с сообществом породистых собак и никогда не имели документов. Эти собаки никому не причиняли серьезного вреда, их владельцы никогда ни на что не претендовали, а щенков либо топили, либо дарили соседям и родственникам. Современная мода на собак ”для себя”, полное отсутствие кинологической подготовки у новоиспеченных владельцев, неумение правильно выбрать себе породу и пол собаки, неумение правильно вырастить собаку, воспитать и выдрессировать ее, усугубленное спонтанным ростом интереса к собакам вообще и желанием их иметь, привели к серьезным социальным проблемам. Если раньше владелец не справлялся со служебной собакой, он охотно продавал ее в военизированную охрану или на границу. Именно для этого была создана отлаженная система собаководства ДОСААФ. Сейчас ненужных животных выбрасывают на улицу. ”Бывшие породистые” или в одиночестве бродят по помойкам, надрывая сердце сердобольным людям, или сбиваются в стаи и начинают размножаться. В прессе регулярно описываются случаи нападения таких одичалых собак на людей и животных.

Итак, собака ”для себя” - это, как правило, плохая собака.

Собака ”для себя” - это несчастная собака.

Собака ”для себя” - это опасная собака.

Собака ”для себя” - это способ и средство обмана нового поколения собаководов.

И, наконец, собака ”для себя” - это бомба замедленного действия, заложенная в фундамент вообще всего собаководства. Культурное собаководство - это совокупность мероприятий по осуществлению сохранения и совершенствования породистых собак. Каждая порода - совокупность особей, содержащихся в частных руках, но объединенная единым стандартом и единым законодательным комплексом, обеспечивающим сохранение и приумножение специфических и важных для человека признаков. Каждая собака ”для себя” - это удар по культурному собаководству, поскольку это каждый раз лишение породы первичной ячейки - человека, владельца, который держит породистую собаку, который, получая радость от общения с ней, пользу от знаний, приобретенных вместе с ней, выгоду от ее практического применения, частицу своего труда, в конечном итоге сам факт своего выбора кладет на алтарь любимой породы - той, которую он предпочел, той, которая в наибольшей степени гармонирует с устремлениями его души.

Ну а если вы, несмотря ни на что, упорствуете в отрицании ценностей культурного собаководства, не хотите тратить силы и время для поиска, выращивания и карьеры породистой собаки, все равно не покупайте на рынке щенка ”для себя”. Лучше приютите выброшенную бездомную собаку. Отмойте ее, избавьте от паразитов, сделайте прививки, отогрейте и откормите. Познавшие ужас уличной жизни собаки отличаются необыкновенной преданностью, умом, совершенно человеческим чувством благодарности. И Создатель, когда придет ваш час предстать перед ним, зачтет вам этот акт добра, сострадания и активного гуманизма

Материал подготовлен
Галиной МЕДВЕДКО
по книге Е.В.ИВЛЕВОЙ

Наверх ->


Тестирование щенков

Эти тесты широко используются во всем мире для проверки характера у щенков в возрасте от полутора месяцев и старше. Чем старше щенок, тем ярче раскрываются инстинкты, и тем легче составить впечатление о тестируемой собаке. Тесты раскрывают следующие аспекты в характере собаки:уверенность в себе, контактность, доминантность,игровой, добычи и защитный инстинкты, силу и объем хвата, борьбу, болевой порог, боязнь высоты, отношение к резким звукам, смелость. Не секрет, что многие люди выбирают собаку зачастую интуитивно, в лучшем случае бросив на землю связку ключей и похлопав в ладоши. Если вы выбираете себе собаку для серьезной работы этого будет явно недостаточно.Тесты предназначены в первую очередь для собак рабочего разведения.
Тестировать щенков нужно по отдельности в незнакомом месте. Помимо этого тестирование желательно провести 2-3 раза, поскольку за один раз щенок может себя не показать ввиду того, что он наелся, устал или просто хочет спать.

1.Уверенность в себе.
Принесите щенка в незнакомое для него место и поставьте на землю. Уверенный в себе щенок тут же освоится и начнет все с интересом обследовать. Трусливый ляжет на землю,начнет скулить или попытается забиться в какой-нибудь угол.

2.Контактность.
Подзовите щенка к себе. Контактный щенок сразу же подбежит к Вам и попытается завязать с Вами игру-возню. Не берите щенка, который Вас сторонится, подымает на холке шерсть и лает на Вас.

3. Апортировка.
Возмите мячик и разыграв щенка бросте мячь на землю.Если щенок активно интересуется мячиком, носит его и играет с ним - это то ,что Вам нужно.Более сложный вариант этого теста: разыграв щенка, наступите на мячик ногой и таким образом удерживайте его.Ярый "апортировщик" будет пытаться выцарапать мячь лапами или вытащить мячь зубами.

4. Инстинкт добычи, сила и обьем хвата, инстинкт борьбы.
Возьмите мягкую тряпку и несколько раз протащите ее перед щенком.Щенок с высоким инстинктом добычи сразу же начнет ее догонять и хватать.Обратите внимание насколько обьемно держит щенок тряпку,борется ли он.Попробуйте аккуратно поднять тряпку вверх так,чтобы передние лапы щенка оказались в воздухе.Если щенок не отпускает тряпку,не сползает, значит у него с хватом все впорядке.Если же он ее то и дело отпускает, пытается прижать лапами к земле-у такой собаки будет в будущем слабый хват. Помимо этого понаблюдайте насколько заинтересованно щенок бегает за тряпкой,не отвлекается ли он.В идеале щенок должен интересоваться тряпкой ( равно как и мячем) ровно столько, сколько Вы ему предлагаете ( в пределах разумного ,конечно).

5. Проверка защитного инстинкта.
Для этого теста Вам понадобиться механическая игрушка,которая будет двигаться и издавать разные звуки.Размер игрушки должен соответствовать возрасту щенков.Для полуторамесячных вполне хватиткакой -нибудь заводной прыгающей жабки.Если щенкам 3-4 месяца, то нужно уже что-нибудь побольше. Например полицейская машинка на батарейках.
Активизируйте игрушку и поставте ее около щенка.
Щенок убегает-трусость;
Щенок никак не реагирует - скорее всего у щенка нет защитного инстинкта или он развит очень слабо. Из таких собак получаются хорошие собаки-компаньоны.
Щенок активно облаивает игрушку,напрыгивает на нее лапами и пытается схватить - хорошо развит защитный инстинкт. Это то, что Вам нужно.

6.Тест на доминантность.
Возмите щенка и положите на спину. Доминантный щенок будет брыкаться и пытаться вылезти из-под руки.

7.Отношение к резким звукам и проверка на смелость.
Возьмите несколько металлических мисок и бросте возле щенка. Звук упавшей миски не должен повлиять на состояние щенка. Смелый щенок побежит в сторону мисок и попытается выяснить источник звука.

8.Болевой порог.
Возьмите щенка на руки и ущипните ногтем за перепонку на лапе между пальцами. Наблюдайте , какая реакция у щенка. Если щенок завизжал, как только Вы до него дотронулись, и не может долго успокоиться,значит пес достаточно чувствителен к боли.

9. Проверка на боязнь высоты.
Поставте щенка на стол,предварительно его застелив,чтобы поверхность не была скользкой. Смелый щенок попытается с него спрыгнуть. Ни в коем случае не давайте щенку спрыгнуть! Поскольку могут быть серьезные травмы.


Наверх ->
 

Тест Уильяма Кэмпбелла

Тест Уильяма Кэмпбелла. Но нужно учитывать, что это, насколько мне известно, семидесятые годы.
"Тест позволяет по поведению щенка в возрасте от 6 до 8 недель (не позднее) довольно точно выявить характер собаки и дать рекомендации о пригодности того или иного щенка к различного рода занятиям. Эта система отрабатывалась в течение 8 лет на более чем 10 тысячах собак различных пород.

Тесты должны проводиться компетентным специалистом, которого (в идеальном случае) щенки никогда не видели. Тест должен проводиться в незнакомом щенкам помещении и в такое время дня, когда они наиболее активны. Каждый щенок проверяется отдельно, - это поможет избежать искажений, потому что в противном случае на результат повлияет уверенность, которую может придать щенку присутствие собратьев.

Тест состоит из пяти пунктов:

1. Социальное притяжение
2. Способность следовать за человеком
3. Реакция на принуждение
4. Социальное превосходство
5. Доминирование при взятии щенка на руки
1. СОЦИАЛЬНОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ

Поставьте щенка на пол, отойдите на несколько шагов в направлении, противоположном тому, откуда вы пришли. Присядьте или встаньте на колени и похлопайте в ладоши, привлекая его внимание.

При этом возможны следующие типы поведения:
А — щенок подбегает сразу, прыгает на тестирующего, играет, лижет и покусывает руки, хвост поднят вверх;
В — щенок подбегает сразу и начинает царапать тестирующего лапами, хвост поднят вверх;
С — щенок подбегает свободно, но хвост опущен;
D —щенок подбегает, но не сразу, а после некоторого колебания и смущения, вид у него растерянный;
Е — щенок не подбегает совсем.
2. СПОСОБНОСТЬ СЛЕДОВАТЬ ЗА ЧЕЛОВЕКОМ

Встаньте рядом с щенком, затем нормальным шагом начните удаляться от него.

При этом возможны следующие типы поведения:
А — щенок бежит за тестирующим сразу, весел, старается "ухватить" за ноги, хвост поднят вверх;
В — щенок бежит за тестирующим сразу, следует рядом или "путается" под ногами, хвост задран;
С — щенок бежит за тестирующим сразу, но несмело, несколько робко и немного отставая, хвост опущен;
D — щенок очень робко идет за тестирующим, растерян и смущен, хвост опущен;
Е — щенок не идет за тестирующим пли уходит (полный отказ следовать).
3. РЕАКЦИЯ НА ПРИНУЖДЕНИЕ

Тестирующий осторожно переворачивает щенка животом вверх и удерживает его около 30 с, держа в области груди.
Реакция на принуждение показывает, в какой степени он переносит физическое и психологическое превосходство, то есть его подчиняемость.

При этом возможны следующие типы поведения:
А — сразу и активно протестует, борется с рукой, выворачивается и кусает;
В - сразу и активно протестует, выскальзывает из-под руки тестирующего;
С — вначале протестует, потом успокаивается;
D — не протестует совсем, лижет руки;
Е — лежит неподвижно, очень напуган.
4. СОЦИАЛЬНОЕ ПРЕВОСХОДСТВО

Щенок стоит или лежит. Тестирующий гладит щенка вдоль спины. Тест рассчитан на определение способности щенка принимать или отвергать социальное превосходство — в данном случае человека. Если щенок сам склонен к превосходству — доминированию, то он будет прыгать, кусаться и рычать. Если щенок независим, то попытается отойти в сторону, а если труслив —то в панике, напрягшись, прижмется к полу вплоть до крика и поспешного бегства.

При этом возможны следующие типы поведения:
А - щенок сразу выказывает радость, подскакивает, прыгает на тестирующего, бьет его лапами, лижет руки;
В - подскакивает, бьет тестирующего лапами, лижет руки;
С - поворачивается к тестирующему и лижет руки;
D - ложится перед тестирующим на спину и лижет руки;
Е - далеко отбегает и больше не подходит.
5. ДОМИНИРОВАНИЕ ПРИ ВЗЯТИИ ЩЕНКА НА РУКИ

Тестирующий приподнимает щенка над полом примерно на 30 секунд, поддерживая его обеими руками под животик и грудь. Не имея опоры, щенок почувствует себя в полной власти тестирующего.

При этом возможны следующие типы поведения:
А - щенок яростно протестует, энергично вырывается из рук тестирующего, кусается и рычит;
В - щенок активно протестует, но не кусается;
С - щенок начинает протестовать, затем успокаивается и лижет тестирующему руки;
D - щенок не протестует, спокойно висит или лижет тестирующему руки;
Е - щенок перепуган, напряжен.
РЕЗУЛЬТАТЫ ТЕСТИРОВАНИЯ

1. При результате 2А и более вместе с несколькими В:
считается, что такой щенок будет стараться главенствовать и всех подчинять себе. Он может быть потенциально агрессивен и склонен кусать, если встретит резкое обращение со стороны человека и сородичей.
Такого щенка не рекомендуется брать в семью, где есть маленькие дети или старики.

Для воспитания щенка, обладающего таким характером, необходим опытный дрессировщик. Атмосфера в семье должна быть спокойной. Воспитывать подобных щенков следует спокойно, без физических наказаний, использовать в качестве защитно-караульной собаки.

2. При результате 3В и более:
считается, что такой щенок имеет склонность к спокойному, уверенному превосходству и лидерству. Он будет иметь способности к дрессировке, к выступлению в спортивных соревнованиях IPO или аджилити.
При верно выбранной стратегии воспитания такой щенок станет преданным и послушным другом.

С ним удобно и приятно находиться в любой обстановке — как в толпе, так и дома на диване.

3. При результате ЗС и более:
считается, что такой щенок будет прекрасно адаптироваться к любым условиям.
Он послушен и прекрасно подходит для семьи, где есть дети и старики.

Однако могут возникнуть проблемы с отработкой у собаки защитно-караульных качеств.

4. При результате 2D и более особенно с одним или несколькими Е:
считается, что такой щенок подвержен влиянию обстоятельств и склонен к подчинению, для уверенности ему необходим тесный, постоянный контакт с человеком, он нуждается в поощрениях; тактика воспитания должна быть основана на постоянном внимании к нему, любви и чуткости.
Такой щенок, как правило, спокоен в семье, где воспитываются дети, но может кусать, если с ним плохо обращаются, в этом выражается его форма защиты.

5. При результате 2D и более в сочетании с Е в разделе "Социальное превосходство":
у щенка могут возникнуть трудности в процессе социализации, необходимо применение специальных методов дрессировки.
Если при тестировании такой щенок получит еще оценку А или В, то он может иметь склонность нападать из страха, особенно при наказаниях. Если при тестировании щенок получил еще и несколько С или одно D, то такой щенок наверняка будет теряться в стрессовых ситуациях, с детьми будет неуравновешен.

Поведение его непредсказуемо. Требует постоянного контроля. Щенок будет трудно поддаваться дрессировке. Воспитательные меры практически не будут оказывать никакого воздействия.

Может кусать из страха или в стрессовой ситуации. Подобного щенка нельзя брать в семью, где есть дети. Требует опытного подхода в дрессуре.

Для стабильности результата следует повторить тестирование выбранного щенка в других условиях и только тогда сделать окончательный вывод.

А - очень доминирующий тип,
В - доминирующий тип,
С - подчиняющийся тип,
D - очень подчиняющийся тип,
Е - практически невоспитуемый тип."

Наверх ->

Нос немецкой овчарки

Ганс Кройцер, инструктор земельной группы
По материалам SV - Zeitung

Утверждают, что следовой работе можно научиться. Верно, да и по теме «нос собаки» опубликовано немало статей с различными точками зрения. Авторы этих статей – представители различных социальных групп. Это и кинологи, и ученые, профессионалы и любители собак, проводники и т.д. Статьи этих людей появляются в специальной литературе, периодической печати – они поражают крупными размерами и заголовками, и в сердце пробуждается надежда, что заниматься следовой работой станет просто и легко. К сожалению, приходится констатировать факт, что в большинстве случаев выходом этих статей гарантируется лишь одно – успешная продажа пресловутых изданий. Сегодня, как и прежде, назначившие сами себя мессии берутся за перо и высказывают бредни по наболевшей теме: «нос собаки». Сразу вспоминается статья Рэдди Томана «Раскрыта тайна носа» – прочитав его разглагольствования по этому поводу, я убедился, что они непонятны и невежественны от начала до конца.

Остаюсь убежден в одном: дорога к успеху ведет лишь тогда, когда налицо опытное руководство в теории и на практике, а так же совместная работа с инструктором. Основываясь на собственном опыте, скажу, что главным залогом к успеху в следовой работе является, прежде всего, личный интерес, знание специальной литературы, терпение и старание. Но мы также все время должны принимать во внимание факт, что у наших собак существуют значительные различия в задатках, связанные с носом и, как следствие этого, не у всех животных имеются одинаковые шансы для успешного прохождения следа. Большое значение также имеют наследственные способности, сообразительность и ум. Поэтому необходимо перед началом дрессировки сделать краткий обзор этих качеств.

По моему мнению, следует учитывать обстоятельство, что нрав и поведение собаки играют значительную роль. Такие признаки характера, как спокойствие, хладнокровие, самоуверенность, непринужденность и т.д. образуют основу способностей животного справляться с чужими влияниями окружающей среды. Имеет огромное значение также вопрос, насколько выражено социальное поведение собаки, например, отношение пса к другим четвероногим участникам экзамена.

Очень важным фактором является оценка собаки относительно ее готовности охотно исполнять уже выученное. Может существовать вероятность того, пес, по причине своего лабильного физического и психического состояния совершенно не сможет выполнять поставленные перед ним задачи. К этому кругу вопросов относится также проблема выяснения «пристрастий» собаки (предпочитает ли она видимый след или привычный запах и т.д.).

Следует учитывать, что во время следовой работы сильно повышается температура тела. Измерения температуры собаки до и после проработки следа показали, что этот вид деятельности означает для животных особо трудную работу, ведь температура тела нередко возрастает до 40 С.

Таким образом, первоочередной задачей инструктора по дрессировке является умение составить полное представление обо всех этих проблемах еще до начала обучения. При этом знание элементарных основ поведения собак именно в этой сфере их подготовки играет важную роль.

Путем этих рассуждений я уже изложил вам целый комплекс сведений и вопросов, осознание которых является важным шагом в достижении положительных результатов при обучении следовой работе. Позвольте же теперь перейти непосредственно к самому главному.

Мы знаем, что в процессе обучения человек использует 75% увиденного и только 25%, воспринятого на слух. У наших собак – совершенно по-другому. То, что мы, люди, воспринимаем зрением, собака ощущает носом, и в гораздо большем объеме. Мне кажется, что собака свой мир и все, что ее окружает, познавая путем обоняния, воспринимает и ощущает намного интенсивнее, шире и выразительнее, чем нам, людям, это вообще возможно. Хотелось бы подтвердить это следующим примером: ребенок, от рождения слепой, имеет реальные шансы на выживание. У животного, рожденного без своего выразительного тонкого чутья, даже если его мать будет очень стараться, нет никаких шансов выжить в дикой природе. Это только доказывает, что нос – лучше всего сформированный орган собаки, предназначенный для особых достижений в ее жизни. Еще дикому псу было нужно тонкое обоняние, чтобы добыть себе на охоте пропитание. Это качество и сегодня есть более или менее у всех собак. Моя личная точка зрения состоит в том, что, даже если бы мы не проводили больше работу, направленную на использование собачьего чутья, то генетически обусловленные задатки ориентирования с помощью обоняния не понесли бы никакого ущерба. Кстати сказать, собака постоянно тренирует свое чутье, познавая то, что мы познаем с помощью зрения.


Следовая работа является однозначной демонстрацией того, как тонкое обоняние собаки при умелом и целесообразном обучении можно рационально применять в помощь и на пользу человеку.

Проработанный правильно след – это доказанная работоспособность животного, связанная с его умением ориентироваться по запаху. Наша немецкая овчарка является пользовательной собакой, как и ее предки, а в будущем она по-прежнему останется обладателем совершенного и развитого обонятельного аппарата – носа. Никакие научные разработки не смогут предъявить подобного шедевра, и мы, люди, используя в своих целях поразительное чутье, будем еще долго удивляться позитивным достижениям наших собак.

Специалисты прекрасно знают об огромной разнице в строении носа собаки и человеческого носа. В работе профессора доктора Зайферля «Новое собаководство» можно прочитать о том, что нос представляет собой сложную конструкцию из носовых раковин, соединенных с решетчатой костью обонятельным нервом, покрытую эпителием (слизистой оболочкой), состоящим из особых обонятельных клеток. У собаки его строение намного сложнее, и поэтому обонятельный треугольник занимает гораздо большую площадь, чем у человека. Это различие в цифрах выглядит следующим образом: размер носового аппарата у немецкой овчарки составляет 152-176 квадратных сантиметров против 5,0 квадратных сантиметров у человека. Толщина слизистой оболочки у собаки 0,1мм, у людей же только 0,006мм. У немецкой овчарки, породы среднего размера, в обонятельном треугольнике расположено около 225 миллионов обонятельных нервноэпителиальных клеток, человек обладает только 8 миллионами. Такое различие в строении носа может объяснить феномен собачьего чутья.

Никакое, самое тонкое чутье, конечно, не сможет сделать собаку розыскной без интенсивного и упорного обучения, но именно уникальный нос сделал овчарку столь значительной во многих отраслях хозяйства, дал ей мировое признание, позволил стать незаменимой рабочей, розыскной и сторожевой собакой. Нужно только правильно обучить ее навыкам поисковой работы. Это для животных так же сложно, как нередко нашим детям трудно сразу научиться читать, считать и писать. Но когда основные понятия будут получены и закреплены, дело пойдет значительно легче. У инструктора в учебном плане стоит изучение особенностей следовой работы, достижение тесного контакта с собакой и использование ее обонятельного аппарата. Если у проводников нет специального, профессионального опыта, то требуется провести с новичками специальный инструктаж. Почетной задачей инструктора является оказание помощи проводникам, особенно, если успех не сразу виден.

Какие же виды обучения следовой работе нам известны?
1. Использование инстинктивных задатков (склонности к поиску). Развивать потребность собаки к поиску нужно начинать очень рано. К такому виду обучения можно отнести использование игровых потребностей щенка и его врожденного инстинкта аппортировки. Одной из основных инстинктивных потребностей животного является поиск корма.
2. Обучение принудительному поиску. Когда собака становится взрослее, связь между посылом и конечным результатом ею ощущается слабее. Задача проводника – закрепление у животного взаимосвязи: выслеживание > успех > поощрение. Вялое и безучастное поведение собаки – весьма нежелательный фактор.
3. Обучение поиску с использованием пищевых рефлексов. Наиболее распространенный метод обучения, т.к. применим практически ко всем животным. Но он не должен применяться без четкой, продуманной стратегии, иначе последствия ошибок трудно будет исправить.

Обучение следовой работе не зря означает также осуществление хорошо продуманной стратегии и тактики по заранее составленному плану. Как только собака поймет, что от нее требуется на данном этапе, и будут видны первые успехи, обучение необходимо форсировать, интенсивно закреплять изученное. Почему это необходимо? – спросите вы. Потому, что во время следовой работы и, особенно, при работе по чужому следу собака постоянно встречается с многочисленными новыми ситуациями или, если сказать иначе, с картинами запахов. Только тот проводник будет иметь успех, кто как можно чаще будет вовлекать свою собаку в эти ситуации. На практике это означает следующее: чем чаще тренируют пса, тем увереннее он примирится с каждой ситуацией, и успех не заставит себя долго ждать. Наиболее частой причиной неудач в работе по следу является как раз не столько неопытность, сколько нежелание много работать.

К сожалению, многие проводники собак склонны безмерно переоценивать свои собственные достижения и достижения своих питомцев. Они не считают нужным дополнительно контролировать собаку, а так же пытаются скрыть серьезные недостатки. Часто перед собакой ставится только легкая задача работать по видимому следу, чтобы инсценировать успехи в дрессировке. Но главной целью и для собаки и для проводника должна стать безошибочная работа по чужому следу. Только тот, кто хорошо знает все особенности этого вида собачьей работы, кто умеет определить, правильно ли взят след, кто видит, что собака добросовестно работает (избегает дополнительных ловушек, перепроверяет след и сама исправляет свои ошибки, следует точно по тому запаху, который взяла в самом начале движения по следу), только тот может полностью доверять своей собаке.

Часто можно наблюдать, что животное при смене типа почвы испытывает растерянность и с трудом сохраняет желание работать. Это всего лишь вопрос привычки, и проблема легко устраняется прилежанием на тренировках, терпением и выдержкой. Известно, что запах следа сильно меняется в зависимости от того, где проложен след – на лугу, на пашне, на засеянном поле, в кустарнике или в лесу. То же самое относится к различным погодным условиям – холодно или жарко, сухо или сыро в той местности, где ведется работа по следу. Следует учитывать разницу в соотношении запаховой дозы при различных по длительности промежутках времени (часовой след по качеству значительно отличается от следа трехчасовой давности). Большое значение имеет также направление ветра.

Если не учитывать вышеприведенные факты, то работу с собакой можно охарактеризовать как поверхностную, и неприятные последствия не замедлят сказаться. Так, например, если след прокладывается против ветра, то, вполне естественно, что собака издалека его обнаружит. Это серьезная ошибка того, кто играет роль нарушителя. Усиленный встречным ветром поток запаха позволяет собаке не особенно усердствовать в поисках. Она идет с поднятым кверху носом, не прорабатывает тщательно углы и приучается работать поверхностно. Поэтому основное требование к работе ищейки – стопроцентное использование возможностей обонятельного аппарата.

Внимательно изучайте поведение вашей собаки, чтобы точно оценить ее возможности в различных ситуациях: при смене типа почвы, при изменении направления пути, при попутном или встречном ветре, или в тех случаях, когда речь идет о следах со значительной разницей во времени. Зная привычки и методы движения по следу своей овчарки, вы всегда сможете определить, когда и при каких картинах запаха ваш пес работает, какие из запахов его особенно занимают, и когда вы должны поддержать его словами поощрения.

Совершенно плохой привычкой, которая, к сожалению, часто встречается, является то, что проводники при любом удобном случае пытаются оказать на собаку воздействие с помощью поводка или словами. Нужно особенно предостеречь новичков от подобных ошибок. Дело в том, что ищейка, идя по следу, ведет самостоятельный интенсивный поиск, при этом испытывая уверенность в своих силах. Если проводник в определенное время (при прохождении углов, перед предметом и т.д.) с помощью поводка или акустического сигнала помогает собаке ориентироваться, то она довольно быстро смекнет, что точная интенсивная работа не требуется. В конечном итоге такие животные и их проводники будут совершенно беспомощны в реальной жизненной ситуации, когда перед ними будет проложен действительно чужой след.

Если у собаки на трассе возникают трудности с предметами, с естественными и искусственно созданными «ловушками», со сменой места и почвы, никогда не торопите ее. Она находится в сложной ситуации, в которой вы сможете помочь, только оставаясь спокойными и невозмутимыми. Именно в таких случаях вы должны показать псу все свое отношение к нему, ободрить и поддержать его. Дайте ему достаточно времени, чтобы разобраться в соотношениях запахов и найти нужный.

Давайте поучимся у дикой природы: еще дикая собака, идущая по следу, конфронтировала с изменениями в направлении. Преследуемая дичь пыталась уклониться от охотника, двигаясь зигзагами и совершая немыслимые петли (способ, который помогал выжить). Если преследователь хотел поймать добычу, то это означало для него необходимость перестроиться на изменившиеся условия работы по следу, используя уникальные возможности своего носа. Двигаясь по кругу, так сказать «окружая» имеющиеся запахи, животное выбирало верное направление и продолжало преследование.

Я намеренно выбрал пример с охотничьей тропы для описания подобной работы нашей овчарки на местности. Многие проводники совсем не дают своим собакам возможности в избытке обнюхать след, мешают ей сориентироваться лишний раз, если след идет направо, но из-за сильного ветра запах уносится в другую сторону. Дергая и нервируя собаку, они лишают ее возможности поправить саму себя, не доверяют ей. Пытаясь направлять пса, оказывая на него воздействие, они никогда не получат собаку, которая стала бы надежной помощницей в следовой работе. Неправильно обученные животные неправильно будут работать, так как их вожатые лишили их уверенности в себе, разрушили веру в собственные силы. Такие собаки не вправе рассчитывать на положительные оценки, когда придет время сдавать экзамен. И наоборот, тех проводников ждет успех, которые предоставят овчарке возможность хладнокровно работать, позволяя ей самой ориентироваться в ситуации и выпутываться из всех встречающихся сложностей. Ведь собаку, которая действительно использует свой нос в полную силу и убедительно ищет, высоко оценит судья.

Во время соревнований, определяющих победителя страны, я всегда особенно интересовался следовой работой овчарок, во-первых, чтобы увидеть интереснейшее зрелище, во-вторых, чтобы получить разъяснения, разобраться в манере судейства. Ведь говорят: «век живи, век учись»! А соревнования SV на звание победителя страны предлагают замечательный, наглядный урок. Как я заметил, эксперты, исполняющие там свои обязанности, проводят экспертизу с величайшей осмотрительностью, проницательностью и чуткостью. Решающее значение всегда имеет фактор полноценного использования носа, а так же все те положительные и негативные особенности следовой работы, отмеченные в данной статье. Помните,– чтобы ваша пользовательная собака приносила вам радость, ее поиск всегда должен быть настоящим! Не тратьте силы и время зря на приобретение поверхностных навыков, не стоит инсценировать полноценную работу по следу. Используйте терпение, знания, компетентность, и ваша собака не станет «липовой» ищейкой, а станет использовать свой волшебный нос в полную силу!

ТЕЗИСЫ ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ:
• Человек воспринимает влияния окружающей среды главным образом благодаря органам зрения, собака использует для этого в первую очередь свое тонкое обоняние.
• Обонятельный треугольник носа собаки по площади в 25-30 раз больше, чем у человека (5 см? и 75 –150 см?).
• Толщина слизистой оболочки носа собаки составляет 0,1 мм, у человека всего 0,006 мм.
• В обонятельном треугольнике немецкой овчарки находится около 225 миллионов обонятельных клеток, человек имеет только 8 миллионов.
• Собака чует в 100 миллионов раз лучше, чем человек (установлено с помощью ольфактометра профессором Нойхаузом в 1954 году)
• Воспринимаемую собакой минимальную концентрацию ароматного вещества обозначают обонятельным порогом.
• Когда собака идет по следу, она руководствуется, в первую очередь, собственным запахом того, кто прокладывал след. Но при этом определяющим для нее является большое количество других ароматных веществ.
• Прокладывая след, человек (животное, транспортное средство, а также предмет, который волочат по земле) повреждает почву, высвобождая запахи, которые присоединяются к основному.
• Из потоптанной (помятой) травы идет сок, который усваивает нос собаки, имеются также запахи гниения из почвенного покрова.
• Повреждение или раздавливание микроскопических живых существ, микроорганизмов высвобождает индивидуальные ароматные вещества.
• Запахи рода (индейцы, белые, черные, китайцы и т.д.) резко отличаются от индивидуального запаха отдельно взятого человека.
• У каждого человека свой запах, близнецы тоже различаются по запаху.
• Запахи искусственного происхождения переносятся на след. Обувная кожа, средства за ее уходом (кремы, консерванты, стабилизаторы), резиновая обувь имеют свои индивидуальные ароматы.
• Собака отличит и запахи, обусловленные профессией (мясник, пекарь, бензозаправщик, аптекарь и т.д.)
• Все эти отдельные запахи объединяются в смешанный или комплексный запах. Пес воспринимает их одновременно через нос.
• По ходу следа ароматные вещества могут изменяться (изменение почвы, смена одежды, появление транспортного средства и т.д.)
• Одинаковыми остаются и оттого являются направляющими запахи рода, собственный запах человека, запах, обусловленный профессией, которые переносятся на след.
• Ароматные вещества сохраняются на почве дольше, чем те, которые переносятся по воздуху (духи, запах мыла, средства ухода за кожей).
• Уверенные в следовой работе собаки, двигаясь по следу, руководствуются смешанным запахом, они долго, медленно, но упорно обнюхивают след в самом начале работы. Такие собаки легко различают следы, проложенные в разное время.
• Аккуратно работающие собаки – это те ищейки, которые при наличии отвлекающих следов, проложенных в одно время, ориентируются на индивидуальный запах того, кто прокладывал след (мечта каждого дрессировщика).
• Собака четко дифференцирует индивидуальный запах человека от запахов диких или домашних животных.
• Проходя углы, разрешайте собаке работать самостоятельно.
• Ободрение и похвала совершенно необходимы во время следовой работы.
• При обучении следовой работе никогда не работайте против ветра, собака привыкает к обнюхиванию и проработке следа «верхним чутьем».
• След не обязательно должен быть видимым.
• У следа нет начала и конца, он начинается с рождения человека и заканчивается с его смертью.

Журнал «Эксцельсиор»


Наверх ->
 

Только нос на самом деле знает (взгляд на следовую)

Часть 1
Книги, видео, статьи и семинары по следовой имеют одну общую черту. Они написаны, выпущены или проводятся людьми. Этот фактор также представляет наибольший изьян в следовой: человеческий взгляд на предмет. Как люди, мы, я полагаю, вынуждены примириться с нашей ролью в следовой. Мы в большей степени зрители этого магического действа под названием следовая. То, на что способен собачий нос, часто описывалось и документировалось. Что является пределом возможностей собачьего носа, мы до сих пор не знаем. Очень трудно примириться со своей ролью в данном случае. Мы - тренеры, и мы любим играть активную роль в тренировке наших собак. Мы хотим показывать им, направлять их, помогать им, уговаривать их или силой заставлять сделать что-то. Но в данном случае - что это? Честно, я должен признаться, я действительно не знаю. Я не думаю, что кто-то из людей знает. Собачий нос - это чудо, и то, что собаки могут им делать - не менее чудесно. И как и любым другим чудом, мы восхищаемся им и удивляемся ему, но понимание его выходит за пределы наших возможностей. Всё это делает следовую и всё работу с запахами довольно отличной от любой другой рабочей дисциплины. Во время работы с запахами тренеру приходится до некоторой степени поменяться ролями с собакой. В то время как в послушании и защитном тренинге всегда человек играет роль лидера, в работе с запахами мы вынуждены позволить собаке руководить процессом. В конце концов, именно у него - нос, который ЗНАЕТ.

Те из вас, кто читал мои статьи раньше, знают, что я люблю проводить определённые параллели между естественным и инстинктивным поведением собаки и тем, чего мы пытаемся достичь в ходе тренинга. Мой подход к следовой следует тому же подходу. Однако, здесь я говорю о спортивной следовой. Следовой в Шутцхунд, если быть точным, или, после изменения названия, следовой в VPG.

Прохождение по следу является естественным поведением для собаки. Однако, естественное прохождение по следу имеет один простой элемент, который мы не найдём в спортивной следовой, и это - запах существа, оставившего след. Это тот запах, за которым следует собака, и это всегда один и тот же запах. Следует ли собака за другой собакой, или за кошкой, или за оленем, или за любым другим живым существом, которое может там пробегать. Запах остаётся постоянным - это запах того животного, за которым следует собака.

Что именно отличает естественое прохождение по следу от спортивного? В спортивной следовой мы просим собаку следовать за биологически бессмысленным запахом. Я знаю, что получу критику в свой адрес за это утверждение, но я буду его придерживаться. Konrad Most проводил эксперименты в начале прошлого века и документировал тот факт, что фактически собака следует по запаху потревоженной окружающей среды более умело и точно, чем по любому другому человеческому запаху, оставленному прокладчиком следа. Знаменитый эксперимент "Следовое колесо", который он задокументировал в 1917 году доказал это положение очень чётко. Не важно, что представляет собой поверхность. То воздействие, которое оказал на неё прокладчик следа, составляет наиболее значимую, с точки зрения запаха, составляющую для собаки. Запахи, оставленные прокладчиком следа непосредственно на следу и около него, добавляют индивидуальности следу, который опытная ищейка сможет распознать. Но с целью обучения основам мы должны оставить эту часть на заднем плане и сосредоточиться на той части следа, которая составляет большую часть запаха и к тому же привязана к существующей поверхности. Это запах, созданный повреждением, причинённым поверхности.

Сейчас позвольте мне вернуться к моей мысли, высказанной выше. Собака может нюхать потревоженную поверхность из любопытства, но этот запах не имеет для собаки биологического значения. Поэтому я говорю, что в спортивной следовой мы просим собаку следовать за бессмысленным запахом.

Приоритеты запахов
Первое, чему мы должны учить на тренировках по следовой, это ассоциации запахов. Связать что-то имеющее значение для собаки с чем-то до этого момента не имеющим для неё значения. Есть несколько мотиваций, побуждающих собаку преследовать запах в природе. Одна основана на социальных желаниях и её цель - найти общение. Цель другой - найти пару. Цель ещё одной - разыскать пищу. Для целей тренинга наиболее полезной мотивацией является связанная с добыванием пищи, другими словами - пищевая мотивация. Мы используем желание собаки поесть, чтобы создать ассоциацию с запахом потревоженной земли. На этой стадии ассоциация - еда.

Вот методика, с которой я уже добился успеха. Я вытаптываю квадрат со стороной длиной в полтора корпуса собаки. Таким образом размеры собаки определяют размеры квадрата. Вытаптываю этот квадрат полностью, чтобы каждый дюйм земли был повреждён.

Лично я предпочитаю траву на начальной стадии. Я чувствую, что потоптанная трава составляет намного более ощутимый запах для собаки, и к тому же в этом случае менее вероятно, что собака увидит поверхность, чем если бы она шла по грунту. Однако это лишь моё предпочтение. Если проще найти грунт, начало работы на грунте конечно же не нанесёт непоправимый ущерб.

Внутри этого вытоптанного квадрата я раскидываю пригоршню корма, внимательно следя, чтобы пища не попала за пределы этого квадрата. На данной стадии вопрос о приоритете запахов становится очень важным. Что это значит? Для собаки на этом вытоптанном участке будет два чётких запаха. Один имеет значение - это пища. Другой не имеет значения - это запах следов, раздавленной травы и насекомых, почвы и т.д. - всего, из чего может состоять земля. С целью создания собакой ассоциации, которая в будущем станет нужной и полезной для нас, бессмысленный для собаки запах должен быть приоритетным, а запах лакомства - вторичным.

Как мы этого достигаем? Довольно просто: мы наступаем ногой на поверхность, на которой собираемся прокладывать след, а затем бросаем один кусочек лакомства в полученный отпечаток. Затем встаём на четвереньки и закрываем глаза на расстоянии 30 см над отпечатком. Что вы унюхаете в первую очередь, то и будет являться первичным запахом.

Собачий нос намного лучше нашего, но наш достаточно хорош, чтобы определить, что имеет более сильный запах. Если мы почувствовали запах лакомства раньше, чем запах повреждённой почвы, тогда это лакомство не сыграет свою роль в процессе создания ассоциации. Сосиски или сыр не годятся для этих целей. Они пахнут слишком сильно.

Я предпочитаю использовать просто сухой собачий корм. Одни разновидности пахнут сильнее других, но проделайте тот небольшой тест, и вы увидите, подходит данный корм или нет. Сухой корм удобен и в других отношениях. Он всегда доступен, его легко взять с собой, нет необходимости нарезать, не большая проблема, если немного его пропадёт зря в случае, если у собаки плохой день. И давайте не будем забывать, что он не позеленеет и не станет склизким в вашем кармане, если вы забудете его в куртке.

Для собак, разборчивых в еде, нам, возможно, потребуется быть более изобретательными. Я использую засохшую при низкой температуре печень, она работает хорошо и для человеческого носа почти не пахнет. Сушёное лёгкое - говяжье или ягнёнка - работает также хорошо. Сушёное говяжье сердце - нормально, но пахнет сильнее печени, так что убедитесь, что приоритеты запахов соблюдены. Иногда припасённая дома вторая разновидность сухого корма, используемая для следовой с тем лишь, чтобы внести некоторое разнообразие, уже может очень помочь.

Позвольте ещё кое-что отметить здесь. обака, возможно, не будет сходить с ума по сухому корму, но до тех пор, пока он нравится ей достаточно для того, чтобы она искала его в квадрате, собака обучается тому, чему мы хотели её обучить - что запах, не имеющий для неё значения, всё-таки какое-то значение имеет. Эта ассоциация является ключевой. Поменяй мы местами приоритеты запахов, и собака может никогда не начать воспринимать запах проложенного следа (который стал бы в этом случае вторичным) как действительно имеющий значение, и всегда будет искать запах, ставший в этом случае первичным. Даже если собака использует вторичный запах (проложенный след) как направляющий, запах этот в этом случае имеет для собаки второстепенное значение.

Итак, определившись с едой, эту еду я разбросаю в упомянутом квадрате. Пусть полежит несколько минут, затем возьмите собаку и приведите её к квадрату. Дайте собаке команду искать ("such" или какую-то другую) и, если есть необходимость, покажите на один из кусочков еды в квадрате. Затем позвольте собаке делать свою работу. Периодически напоминайте ей командой искать, так что она будет одновременно учить команду, но работу выполнять собака будет, в общем-то, в значительной степени сама.

У меня есть правило трёх отказов для собак, особенно молодых новичков. Им даётся три шанса поработать в квадрате. Если они бредут и выходят из него, я указываю на квадрат, может даже на кусочек еды, и снова показываю, что нужно делать. Если они всё-таки покидают квадрат трижды - с ними работа закончена. Никакой игры, никакой прогулки - ничего, что подкрепило бы то нежелательное поведение в какой бы то ни было форме. После третьего выхода из квадрата собака сажается в бокс, и на этом всё.

Если собака работает хорошо и показывает, что предпочитает оставаться внутри квадрата, мы вытаскиваем её оттуда и она получает то, что мы для неё запланировали. Игра с мячом, или прогулка, или что-нибудь ещё. Может, мне стоит упомянуть здесь базовое правило большого пальца относительно того, когда молодую собаку или новичка следует вытаскивать из квадрата. Ясно, как я уже сказал выше, что собака должна продемонстрировать поведение, показывающее, что она предпочитает оставаться в квадрате. Я думаю, мне следует немного точнее объяснить, как это выглядит. Собака будет нюхать (и чтобы это было слышно) вокруг, в квадрате, и подбирать кусочки еды, которые будет находить. Некоторые собаки проделывают всё это довольно шумно и похожи на ищущих трюфели свиней. Когда собака будет приближаться к краю квадрата, она заметит, что за пределами квадрата всё пахнет иначе. Она понюхает там и остановится; может, понюхает ещё раз, затем намеренно повернёт голову внутрь квадрата и понюхает здесь. Звуки, которые она издавала во время работы в квадрате, возобновятся, и она наткнётся на кусочек еды и съест его. Этот маленький сценарий содержит всё, что нам следует усвоить. Собака работает по запаху, собака сравнивает запахи, затем возвращается к тому запаху, за которым следует подкрепление (еда).

В сущности, для начала этого достаточно, чтобы на этом и остановиться. Конечно, чем лучше у собаки получается, тем дольше мы просим её работать. Но в начале совершенно нормально увести собаку после одного такого урока.
Для краткости, я не буду вдаваться во множество деталей, как манипулировать пищевым драйвом с собаками разных возрастов, чтобы помочь мотивации и исполнительности. Большинство справляются хорошо в этих пределах. Но читатели могут обращаться ко мне с конкретными вопросами.

Добросовестная проработка
По мере того, как собака учится ассоциировать запах потревоженной земли с нахождением вкусностей, мы будем видеть реакцию со стороны собаки каждый раз, когда она будет подходить к краю. Собака будет нюхать потревоженную и непотревоженную землю по обе стороны границы квадрата, сравнивая их. Решение остаться внутри потревоженной зоны, из-за того, что там уже был достигнут успех в прошлом, является доказательством начала установления правильной ассоциации запахов. Слишком часто люди очень спешат выйти из квадрата. "Я хочу, чтобы моя собака училась идти по следу" - вот что я слышу. Я хочу, чтобы люди поняли, что собака учится идти по след, когда она работает в квадрате. Щенки очень часто прорабатывают квадрат очень инстинктивно и прилежно, и люди спешат поставить их на след. Я не сторонник этого подхода. Щенками управляют их желудки, и в этом случае под воздействием пищевой мотивации щенки выполняют это упражнение прекрасно. Это никоим образом не является признаком того, что собака научилась идти по следу. По мере того, как щенки становятся старше, они становятся любопытными по отношению к окружающему миру, и исследование его становится частью их развлечения. Их объём внимания варьируется, и для них начинают приобретать значение другие вещи помимо еды. Эти неотъемлемые составляющие периода взросления привнесут проблемы в следовую работу, поскольку собака больше не находится под влиянием только одной мотивации.

Тогда когда же подходящее время взять собаку из квадрата и поставить её на след? Ну, что бы я хотел увидеть, так это определённый уровень настойчивости при проработке квадрата, а не только ассоциация запахов. Настойчивость не может проявляться в очень юном щенке. Неотвлечение на другие вещи не является настойчивостью. Знать о других внешних факторах и продолжать оставаться сосредоточенным на запахе внутри квадрата - вот что должно наблюдаться. Это выглядит почти как если бы собака находилась внутри стеклянного бокса с невидимыми стенами. Но стен нет, лишь границы запаха потревоженной поверхности.

Есть и другие причины, почему полезно поработать в квадрате дольше, чем всего лишь несколько занятий. Это позволяет нам изучить наших собак. Мы можем видеть, когда они сравнивают повреждённую и неповреждённую почву. Мы можем видеть, когда они просто бродят вокруг, но на самом деле не ищут и даже не нюхают. Мы можем видеть, когда они замечают что-нибудь ещё интересное. Мы можем видеть, когда они прекращают работу, и мы говорим им продолжать. Это лишь несколько причин. Всё то поведение имеет характерные ключи языка тела. Мы должны знать, что каждый из них означает и как выглядит. Потому что придёт время, когда нам придётся распознавать эти ключи с расстояния 33 футов (=10 м) позади собаки в конце поводка на испытаниях.

Поработайте в квадрате достаточно долго, чтобы получить возможность скомандовать собаке "Pfui! Назад к работе!" Подождите, пока увидите, что собака активно работает с запахом в квадрате. Потому что квадрат есть ничто иное как проложенный след, никуда не идущий. А след представляет собой ничто иное как квадрат, только очень сильно вытянутый. Настойчивость в работе с запахом - это ключ к хорошей следовой впоследствии.

Позвольте добавить здесь кое-что. Следовая означает работу с запахом, идентификацию его и необходимость оставаться с ним. Да, со временем и следование за ним, но первое и самое главное - это держаться за него, "прилипнуть" к запаху, имеющему значение. По моему мнению, слишком много щенков усваивают, что следовая означает движение куда-то. Но это не то, чему должна научиться собака.

Следовая - это использование носа, а не ног. Здесь мы обучаем не забавно выглядящему "Voraus". Мы учим собаку использовать её нос с определённой целью и в размеренной манере. Собаки, которые усвоили, что надо начинать идти как только они слышат команду "such", имеют проблему, потому что подавляющая часть мозга должна быть сосредоточена на поставленной задаче, и эта задача - проработка запаха. Убедитесь, что собака усвоила этот урок, прежде чем она усвоит что-нибудь ещё относительно следовой.

Позвольте носу быть вожаком
Итак, вы можете спросить, когда же всё-таки пора ставить собаку на след. Как я сказал выше, когда можно наблюдать определённую степень настойчивости. Собака работает прилежно, старательно, без пауз, без помощи и постоянного напоминания. Собака прорабатывает грани квадрата внимательно и с ясным пониманием того, с какой стороны важная сторона. Собака работает без пауз 3 минуты и более. Собака, которая, если видит или слышит или даже чувствует носом что-либо отвлекающее и получает команду продолжать, выполняет её без необходимости показа ей, где следует нюхать и что следует делать. Такую собаку можно познакомить с работой по проложенному следу.

Итак, как мы это делаем? Я всегда делаю квадрат. Это приводит собаку в нужное умонастроение, освежает ассоциацию и даёт тот уровень добросовестности, которого мы ждём. Это также даёт мне возможность оценить собаку. Собаке, у которой плохой день по какой-либо причине, не следует предлагать новую сложную задачу. Если собака не работает оптимально в квадрате, оставьте всё как есть и не переходите к новому этапу. Переходите к проложенному следу только в том случае, если собака показала стабильную, лучшую свою работу в квадрате.

След, подготовленный в то же время, что и квадрат, прокладывается таким образом. Вытоптанный треугольник, каждая сторона которого составляет около 2 - 2,5 футов (61 - 76 см), вытоптанный как и квадрат, еда рассыпана в нём, как и в квадрате. У одной из вершин треугольника мы делаем наш первый отпечаток. Он должен быть на расстоянии около 2 дюймов (= 5 см) от вершины треугольника. Следующий шаг следует сделать в 1-2 дюймах (= 2,5 - 5 см) впереди и 1-2 дюймах (= 2,5 - 5 см) в стороне от первого шага. Не делайте пропуски слишком далеко друг от друга. И не делайте пропуски слишком широкими. В каждый отпечаток положите одну гранулу корма (не пригоршню). Проложите около 20 шагов. Собака помещается в квадрат, и работа с ней начинается там. Если она работает с хорошей концентрацией и взялась за дело хорошо, приблизительно через минуту возьмите её за ошейники и как бы оттяните её в треугольник. Не делайте ничего, что значительно нарушит её образ мыслей, и не влияйте на неё слишком резко, чтобы её драйв оставался активным. Если уж на то пошло, скорее всего её драйв можно поднять, оттащив от того, что она хочет.

Доставьте собаку в треугольник и дайте ей команду искать. Дайте ей приступить к работе. Она проработает треугольник, как прорабатывала квадрат. Но как и в квадрате, она произведёт сравнения вдоль граней. В треугольнике грани неминуемо приведут её к первому шагу за пределами треугольника, который также имеет запах потревоженной земли и пищу в нём. Это должно толкнуть собаку к следованию от шага к шагу. Размер пропусков важен, поскольку они должны быть такими, чтобы держать собаку в этой естественной манере пронюхивания земли и давать ей возможность находить следующий шаг без слишком большого перерыва в запахе.
В начале это вполне обычное дело, если собака вдруг повернётся и посмотрит, как будто она не знает, куда идти, в то время как направление следа можно распознать. Это не является большой проблемой - собаки легко через это проходят.
Вещи, которые важны:
- Не показывайте собаке первый шаг. Если она прорабатывает треугольник, как раньше прорабатывала квадрат, у неё всё в порядке.
- Варьируйте дистанцию до первого шага при прокладывании некоторых последующих трасс, может даже начиная некоторые непосредственно от вершины треугольника. Собаку во время работы должен вести её нос, больше ничего. Её нос должен вывести её из треугольника, и он выведет. Поверьте мне. Если нет - может, собака не совсем готова следовать за запахом где бы то ни было вообще. Задержитесь на квадратах ещё немного и попробуйте перейти к следу снова через пару недель.
- Также убедитесь, что вы всегда приближаетесь к треугольнику с различных сторон по отношению у следу. Привод собаки в треугольник по прямой относительно следа даст ей ключ, которого не даёт ей её нос.
- Всегда убеждайтесь в том, что собаке приходится использовать свой нос, чтобы найти проложенный след и следовать по нему.

Я люблю положить небольшую пригоршню корма в последний отпечаток, чтобы обозначить для собаки конец следа. Я не делаю из этого слишком большой джек-пот, потому что я не хочу, чтобы собака торопилась к нему. Я хочу, чтобы она работала на следу. Небольшой пригоршни действительно достаточно, чтобы закончить работу по проложенному следу. Теперь я медленно удлиняю след, сохраняя тот же порядок. Чем лучше собака обнаруживает след и чем точнее она на него выходит и прорабатывает его от отпечатка к отпечатку, тем менее важен становится треугольник. Я уменьшаю его, пока от него не остаётся квадратик размером шаг на шаг перед началом основного следа. Однако отдельный квадрат остаётся как средство для настроя собаки и проверки её отношения к работе на каждом отдельном занятии. Совет остаётся тем же. Если собака не демонстрирует хорошую работу и настойчивость в квадрате, она скорее всего не пройдёт по следу хорошо.

Удлиняя след, мы в то же время начинаем постепенно оставлять некоторые отпечатки без еды. Это происходит рука об руку с улучшением навыка и удлинением следа. Мы не можем удлинять след, если уровень навыка не соответствует этой задаче, не можем мы и оставлять некоторые отпечатки без еды, если собака не показала, что может работать на этом уровне.

Концепция цветного пятна.
Когда собака научилась следовать за запахом потревоженной поверхности грунта и усвоила чёткую связь между достижением успеха и следованием за прежде не имевшим значения запахом, большая часть базы следовой работы заложена. Теперь предстоит удлинять след и наконец вводить углы. Однако прежде, чем мы можем к этому приступить, я хочу объяснить вам одну концепцию, которую я использую для того, чтобы помочь людям представить себе, что следовая представляет собой для собаки.

Я называю это своей концепцией цветного пятнышка. Позвольте внести ясность: всё это выдумано, и с той лишь целью, чтобы помочь людям получше понять положение вещей. Как все вы знаете (а если нет, то вам следует знать), собаки являются макросоматическими животными. Если объяснять кратко, это означает: с большой носовой полостью. Все животные, которые относятся к категории макросоматических, - это животные, использующие своё обоняние как чувство, которому они доверяют в большей степени, и посредством которого они в первую очередь воспринимают окружающий мир.

Как мы все знаем, для наших собак вещи не представляются тем, чем они являются на самом деле, пока собаки их не понюхают. Тогда мы должны понять, что наши собаки используют свои носы наподобие того, как мы используем свои глаза. Они буквально "видят" ими. Так давайте поговорим о том, что они "видят", когда идут по следу. Представьте себе, что вы могли бы видеть то, что собака чувствует носом. Что вы увидели бы, когда посмотрели бы на отдельный отпечаток? Здесь вступает концепция цветного пятна. Представьте на мгновение, что каждый отпечаток и те разрушения, которые он производит, создают картину, составленную из 20 различных цветных точек. Похоже на таблицы для определения дальтонизма, которые вам могут показать окулисты. Число 20, конечно, выбрано совершенно случайно и только поможет проиллюстрировать концепцию. Но представьте на мгновение, что каждый отпечаток содержит 20 точек. И каждый шаг содержит те же 20 точек. Вы сможете проследовать по этому видимому следу довольно легко. Даже если бы там вокруг были другие отпечатки, в которых были бы другие 20 точек, вы могли бы очень легко сравнить их и идентифицировать, какой отпечаток является частью следа, по которому вы следуете, а какой отличается. Мне представляется, что собака имеет этот ясный образ в её сознании, когда нюхает отпечаток.

Давайте представим немного подробнее, какие трудности могут иметь собаки на следу. Собаки, которые не сосредотачиваются хорошо и у которых несколько поверхностное отношение к этому дело в целом, могут не дать себе достаточно времени, чтобы распознать все 20 точек. Я работал с большим количеством собак, во время базовой подготовки которых использовалось очень пахучее лакомство. С виду эти собаки делают следовую очень хорошо, до тех пор, пока лакомство там, потому что для них лакомство представляет собой некую постоянную, которую они не найдут больше нигде. Но часто случается, что при смене приоритетов запахов, собака никогда не распознаёт все 20 цветных точек в "следовой запаховой картине". Поэтому, когда постоянный запах лакомства удаляют, собака работает на довольно непрочном и поверхностном представлении о том, как "выглядит" след - они могут иметь картину только из 5 точек. И это часто ведёт к проблемам, пока собаку не научат как следует идентифицировать и "видеть" след (другими словами - все 20 точек).

Ещё одна распространённая проблема с любой собакой - изменение местности. Даже длина травы и наличие смеси различных растений на поле создаст некоторые изменения в запаховой картине для собаки. Это может быть изменение одной или двух точек из 20, которые меняются в общей картине. Но для собаки здесь определённо есть разница. Собаки, которые работают, идентифицируя все 20 точек, остановятся при изменениях, а затем придерживаются картины, наиболее приближенной к оригиналу. Собаки, которые работают с намного меньшим количеством точек, потому что они не сосредотачиваются хорошо, или потому что они не тратят время на то, чтобы идентифицировать все 20 точек перед тем, как они начинают проходить след, столкнутся с проблемами, поскольку слишком большой процент следовой запаховой картины изменился для них, и изменившийся след вообще едва напоминает первоначальный. И само собой разумеется, что собака, которая "смотрит" на совершенно новую "картину", будет сбита с толку и не будет точно знать, что делать дальше. Углы являются такими изменениями запаховой картины, которые мы готовим для собаки. ...

Я часто слышу, что собака пробежит по тому же зигзагообразному пути, по которому пробежал кролик, поэтому углы ничего не значат для собаки, если мотивация достаточно высока. Неверно! Когда собака следует за кроликом, след всегда пахнет кроликом. До угла, на углу и после угла он всегда будет пахнуть для собаки кроликом, так что запаховая картина для собаки всегда одна и та же.

Но когда собака следует за запахом раздавленной растительности, запаховая картина будет меняться. Другое направление ветра ... Растения повёрнуты в разном направлени в зависимости от того, где солнце на небе, и различные части растения будут повреждены ступнёй. Есть различия, которые собака может заметить и заметит. И должна. Она должна понять, что тут есть изменение, и проработать это изменение с помощью тех навыков, которым мы её обучаем. Что мы должны понять, так это то, что некоторые из цветных точек изменятся для собаки на углу. Мы должны дать ей возможность осознать это изменение и принять решение следовать за немного изменившейся запаховой картиной и принять её как новый набор из 20 точек, с которым следует сравнивать вещи.

Собаки, работающие менее чем с 20 точками, будут иметь больше трудностей при проработке таких проблем как углы, потому что изменение в запаховой картине будет намного большим для их восприятия. Так что держите это в голове при нашем продвижении дальше. Собаки могут следовать за одной или несколькими точками так же, как они могут следовать за 20. Но чем яснее и аккуратнее картина того, как собака воспринимает след, по которому она должна идти, тем выше вероятность её успеха.

Углы
По мере того, как мы удлиняем след, который прокладываем для собаки, мы будем неизбежно сталкиваться с изменениями в условиях - более сухой травой, более длинной травой, более короткой травой, больше клевера, меньше клевера, более редкая растительность, другой состав растений и т.д. Все эти изменения в покрытии помогают собаке приспособиться к изменениям на следе. Когда какое-либо изменение очень очевидно и видимо для нас, нам следует использовать это как возможность для обучения. Мой подход к этому: не класть пищу в тех случаях, когда изменения достаточно значительны для того, чтобы собака их распознала. Я кладу немного пищи по пути к месту изменения, затем никакой пищи, пока собака проходит через изменение, затем опять пища с увеличивающейся частотой после изменеия. Зачем? Я считаю, что собака должна распознать изменение, которое она прорабатывает, и её при этом не должны направлять пищевые пометки настолько, что она не заметит, что что-то изменилось. Изменения в запаховой картине неизбежны в следовой работе, и нам следует подготовить собау к этим изменениям, дав ей возможность узнать, что они случаются и что у неё есть навыки для их проработки. Углы являются одним из случаев таких изменений, которые мы намеренно подготавливаем для собаки. Как мы закладываем углы для обучения? Естественно. есть существуют различные способы. Я напишу о своём способе закладывания углов для большинства собак.

Я выкладываю мои углы "рельсами". Это зачит, что я перестаю ступать отдельными шагами, и скольжу ступнями без отрыва от земли вдоль угла и за углом. Я приближаюсь к углу 90 насколько это возможно, и вообще не закругляю угол сильно. Но я прокладываю неприрывную полоску немного более повреждённой почвы для собаки, чтобы направить её по линии поворота. Я не верю в двойное прокладывание угла, посколько я, прокладчик, образую при этом особенно сильную концентрацию запаха вокруг угла (перемещая тело туда сюда), которая только собьёт собаку с толку.

Итак, я протаптываю след. Оставляя пищу почти в каждом отпечатке до того момента, как до угла остаётся расстояние, равное приблизительно длине тела собаки. Затем я прекращаю класть еду. Я прокладываю "рельсы" на протяжении приблизительно трёх футов (115 см) до и затем снова после угла. Затем я снова продолжаю ступать и продолжу класть пищу в каждый отпечаток.

Ещё здесь надо отметить, что то место, где я заложу угол, зависит от длины пути, который собака уже проходит по прямым. То есть, если собака смогла проработать 80-100 шагов без каких-либо проблем, я заложил бы угол около отметки 50-60 шагов и затем проложу ещё 20 шагов после поворота.

Я хочу, чтобы собака хорошо работала на следу и уверенно вела поиск, когда доходит до угла. Я хочу, чтобы она распознавала угол. Она покажет некоторорое сомнение , когда будет проходить угол и выходить на следующий отрезок. Это совершенно нормально и это можно понять. Помимо концепции цветового пятна, которое может помочь нам понять, что запаховая картина изменилась для собаки, мы также должны осознать, что собака также использует разные черты местности, которые помогают ей ориентироваться. И когда она делает поворот, все ориентиры, включая и то, где относительно собаки находится проводник, изменятся. У собаки будет момент сомнения. Ей надо будет воспользоваться носом, чтобы продолжить продвигаться вперёд, и как раз в тот момент, когда она скажет "Это не то же самое, но близко", за её усилия её следует подкрепить положенной в нужном месте пищей. Она получит подтверждение, что она на правильном пути, и она продолжит с уверенностью.

Конечно, это надо повторить много раз и в обоих направлениях. Более сложный грунт расширит задачу. Опять, чем сложнее для собаки различать ясную и чёткую картину следа, тем сильнее действуют на неё изменения в этой картине. Отдавайте себе отчёт в том, чего вы требуете от собаки, когда прокладываете след. Это даст вам возможность быть более честным и понимающим проблемы, с которыми может столкнуться ваша собака.
Терпение, терпение, больше терпения

Это завершает основную часть базового тренинга следовой. Трудность в этой дисциплине заключается в том, что мы только гадаем по поводу того, что видим. Когда собака сидит, я знаю, что она сидит. Но когда она идёт по следу, происходит много вещей, находящихся за пределами моего понимания того, что именно происходит в собачьем мозге в это время. И именно поэтому в этом разделе больше, чем в других, мы должны быть терпеливы.
Возвращение на шаг назад больше распространено и более необходимо здесь, чем в любом другом разделе. Не торопитесь, задержитесь на квадратах. Вернитесь к квадратам, если чувствуете, что пошли вперёд очень быстро. Не беритесь за углы, если ваша собака не показала, что готова. Если она озадачена и сбита с толку - воспринимайте это как сигнал о том, что вы на шаг вышли за пределы её возможностей, а не о том, что она игнорирует вас.
До этого момента продвижение в следовой полностью определяется нашим макросоматическим партнёром, потому что у нас нет ключа к пониманию того, как он делает то, что должен. Квадрат никогда не повредит вашей собаке. Он может не довести до конца то, что вы хотите, но он конечно никогда не навредит. И ничто из того, что я описал, не создаст никаких проблем для вас или вашей собаки.

Конечно, мы далеки от завершения. До этого момента вся работа была мотивирована желанием собаки выполнять эту работу. Мы пока не обязывали собаку сверх того, что сама она намеревалась делать, чтобы найти еду. Мы пока не вводили предметы. И мы не подошли пока к работе без еды на земле. Поэтому, как видите, ещё есть что делать. И мне есть ещё о чём писать. Спасибо за ваше время, до встречи во второй части.

Armin Winkler
перевод Суконникова Ольга

Наверх ->


Чутьё и питание

Обоняние у собаки самое важное чувство. С помощью этого чувства собака познает окружающий мир. Все что только есть на улице, наполнено количеством запаховой информацией, которую может прочитать собака.

Ученые различных стран мира изучают собачий нос и пытаются сделать какое-нибудь техническое средство, которое могло бы его заменить, но на сегодняшний день точнее собачьего носа прибора не существует.

В Сельскохозяйственном колледже Обернского университета (шт. Алабама, США) проводились исследования, которые должны были оценить влияние питания на остроту чутья собаки. На первоначальном этапе программа финансировалась только из государственных средств. Деньги выделило американское правительство из бюджета комплексной программы, направленной на повышение рабочих качеств розыскных собак, занятых поиском наркотиков и взрывчатых веществ. Позднее к финансированию программы подключились частные фирмы. Помимо правительства, большой интерес к изучению и методам повышения остроты чутья проявляют кинологи, которые занимаются разведением и подготовкой собак для спортивной охоты, которая в США очень развита.

Проблема влияния питания на чутье имеет два аспекта. Первый который очевиден - это способность к поиску по запаху зависит от физических кондиции собаки и состояния ее здоровья (примечание ред.) необходимо отметить эмоциональное состояние собаки, которое так же влияет на результаты поиска по запаху. Например, собака, имеющая избыток веса, при физической и эмоциональной нагрузке начинает дышать ртом. При этом количество воздуха, проходящего через нос, уменьшается, а значит, уменьшается количество летучих молекул, которые собака должна «опознать» с помощью чутья.

Первая часть программы, которую можно условно назвать "Питание и чутье», была направлена на определение оптимальных рационов для рабочих и спортивных собак. При этом исследовали в основном влияния содержащихся в пище жиров, которые, по мнению ученых, являются основным «горючим» организма собаки. Белки задействуются в основном на поддержание обьема и правильной структуры мышц. Другой путь потребления организмом белков -сохранение оптимального химического состава костей, определяющего их свойства. Если организму не хватает пищевых жиров, что бы «покрыть расходы" - на движение, то в качестве источника энергии используются протеины, а это ведет к изменениям в структуре мышц и костей.

В качестве подопытных собак использовали кобелей породы английский пойнтер в возрасте от 2 до 4 лет. Это собаки, которые по каким-либо незначительным причинам (например, неправильная стойка) не могут быть использованы для спортивной охоты. Все кобели не развязанные и не кастрированные.
В общей сложности в программе было задействовано 18 собак, которые были отобраны из 35-40 "претендентов". Животные объединены в шесть групп (тестовых и контрольных), в каждой группе по три собаки. Рационы питания для каждой группы были различными, как по количественному, так и по качественному составу. При постоянном содержании протеинов (25%) количество жиров составляет 10, 12 и 16%. Кроме того, различается и источник получения жиров. В одном случае исследователи использовали корм, изготовленный на основе кукурузного масла, в другом - кокосового. Дополнительно оценивали влияние на свойства корма степени очистки масла: было оно рафинированным или нерафинированным.

Все собаки в процессе исследований получали дозированные нагрузки на тренажерах типа "бегущая дорожка". Исследования проводятся на комплексе аппаратуры, который позволяет определять для каждой собаки мышечную массу, структуру мышечных тканей, состав ферментов печени, химический состав и структуру костных тканей, и ряд других параметров. Результаты постоянно выполняемых анализов крови заносились в банк данных.
К сожалению, окончательные результаты пока не известны. Однако, исследователи используя первые, полученные данные предполагают, что в корме спортивных и охотничьих собак, испытывающих большие физические нагрузки, должно быть не меньше 16% жиров. Предпочтение отдается кормам, при изготовлении которых используются нерафинированные масла. Что касается определения оптимального содержания в корме протеинов, то это не входило в задачи программы. Однако считается, что корма, содержащие белки животного происхождения лучше усваиваются организмом собак и полнее удовлетворяют его потребности в различных аминокислотах.

Второй аспект проблемы "питание и чутье" значительно тоньше. Дело в том. что механизм чутья основан на действии своеобразных молекулярных мембран. Которые по-разному пропускают различные вещества. Материалом, из которого построены эти мембраны, являются липиды - жировые вещества.
Исследователи исходят из того, что при изменении режима питания химический состав и структура "мембран чутья" могут меняться. В первую очередь, эти изменения связаны с процентным содержанием в корме жиров, а также с химическим составом жировых составляющих пищи. В зависимости or количества и качества жиров, поступающих в организм с пищей, мембрана может становиться "плотной" или «редкой», «жесткой» или «эластичной», и по разному пропускать отличающиеся по строению молекулы пахучих веществ.

Исследования в этом направлении проводятся параллельно с первой частью программы. До и после тренировки на тренажере собак тестируют в «лаборатории запахов». В качестве эталонных источников запахов используются различные растворы строго фиксированной концентрации. Для того, чтобы зафиксировать реакцию собаки на запах, применяли аппарат типа электроэнцефалографа. С его помощью удается точно определить время, которое проходит с момента "занюха" до появления мозговых реакций. Другим параметром, который фиксирует аппаратура, является степень выраженности этих реакций/

В целом программа довольно точно моделирует цикл работы розыскных и охотничьих собак с их физическими нагрузками и требованиями к распознаванию запахов. В результате конечного результата и выводов данной программы можно ожидать, что за счет рационального питания эффективность применения собак может повыситься как служебных пород собак, так и охотничьих.

По материалам зарубежной печати
Журнал «Охота и охотничья собака» 1, 2007 год


Наверх ->


Основы следовой работы

Мартин Лерхбаумер (Martin Lerchbaumer) - судья SV, FCI и OKV ( Австрийская кинологическая ассоциация). Его опыт в Шуцхунд - это более 25 лет соревнований как в Австрии, так и в Германии. Он один из наиболее успешных Шуцхунд -тренеров, в настоящее время является президентом своего местного клуба, OG Kirchdorf, в Кирхдорфе, Австрия. Мартин также уважаемый заводчик немецких овчарок, у него питомник фом Дебенталь (vom Debental).
Это интервью было дано Рею Силвертрасту, президенту Шуцхунд-клуба Грейт Чикаго, США.

Причина, по которой мы особенно хотим поговорить с вами о следовой работе, заключается том, что, по нашему опыту, след для среднего "шуцхундера" представляет огромную проблему. Большинство людей, кажется, проваливают след чаще, чем другие разделы. А что говорит ваш опыт?
Нет, только не в моем клубе, не среди тех, кто использует метод, который рекомендую я. Но когда я был новичком, у меня были проблемы со следом. В самом начале рядом не было никого, кто мог бы помочь, и я буксовал, не в силах достичь никакого прогресса и даже пришел к выводу, что у моей собаки просто нет необходимых для следовой работы задатков.

Но на самом деле ведь такое бывает очень редко, чтобы собака совсем не имела способностей к следовой работе?
Конечно же, любая немецкая овчарка, если она не больна и не имеет некоторых редких дефектов носа, способна к прохождению следа, но это я сейчас знаю что это так, тогда такой уверенности не было. В конце концов, я нашел наставника, человека, который занимался с собаками уже долгое время и который смог наставить меня на верный путь. Я обнаружил, что его базовый метод очень прост и очень эффективен. Через короткое время я уже смог участвовать в соревнованиях по Шуцхунд и получать на следовой очень высокие баллы, часто самые высокие из всех участников.

Значит, по вашему, следовая работа не должна быть трудной?
Нет. Для меня след - это легко, благодаря тому методу, который я использую. Конечно же, существует множество методов, которые можно использовать для постановки собаки на след, но не все из них просты для тренера и легки для собаки. Метод, который я использую и которому обучаю, прост для понимания как тренера так и собаки. Он не оставляет возможности совершения ошибок, что для следовой работы очень важно.
Невозможно переоценить первый опыт собаки на следу, поскольку с этим опытом собака пройдет через всю свою рабочую жизнь. А системы, которые позволяют допускать собаке или проводнику ошибки на следу, приводят к необходимости долгой работы над ними и создают проблемных собак.
Я почти гарантирую вам успех, если вы будете точно следовать этому методу, потому что увидел как он работает на сотнях собак.

А как насчет тех, кто уже начал следовую работу со своей собакой, могут ли они начать использовать ваш метод?
Конечно могут, но только они должны обращаться со своей собакой так, как будто она до этого никогда не занималась следом. И, если они хотят работать, они должны иметь желание вернуться назад, к началу. Это потому, что начальные упражнения, не только на следу, но и на послушании, и на защите, являются очень важными. Они формируют импринтинг, запечатление (судья Лерхбаумер использовал немецкое слово «Knupf», что буквально значит «узел»). Чтобы показать вам на примере, какая стойкая связь может быть построена на основе начального опыта собаки на следу, расскажу об одной моей молодой собаке, которая до этого не имела следового опыта. У меня была возможность позаниматься с ней только несколько недель, после чего мне пришлось прекратить занятия. Почти год собаке пришлось провести в питомнике из-за проблем со здоровьем. Через год я снова взял ее на след, и собака все помнила и показала отличную работу. Это не какой-то анекдот, нужно просто понимать, насколько сильно запечатлевается первый опыт у собаки.

Вы начинаете заниматься уже со щенками или ждете когда они подрастут?
Конечно же, это зависит в значительной степени от собаки и от того, как она развивается, но большинство собак готовы начинать в 8-10 месяцев.

Как вы начинаете?
Без собаки. До того, как мы начнем какую-либо следовую работу с собакой, проводник должен быть способен правильно продолжить след. Это означает, что он должен научиться замечать приметы по дороге, такие как кусты или камни, а также уметь проложить качественный прямой след. Чтобы сделать это, проводник должен соединить прямой линией стартовую точку с двумя объектами, например, высокое дерево со столбом изгороди или кустом. Это гарантирует, что проводник не заблудится на своем следу. Итак, сначала я тренируюсь прокладывать след и затем проходить его.

Проводник проходит след один?
Да. Вы знаете, возможно самое важное правило начальной работы на следу - это что проводник абсолютно точно должен знать в любой момент где находится след. Ошибка в метр, даже в половину метра очень серьезна, она просто не допустима. Большинство новичков, а возможно и не только новичков, просто не могут оценить, насколько трудно всегда знать след с такой степенью точности. Но без этого знания вы не сможете добиться успеха. Большинство людей говорят: «Я знаю, где проходит след, ведь я его прокладывал». Но уже через несколько минут они имеют лишь общее представление о том, где именно находится их след.

Я, к сожалению, много раз сам проявлял подобную самоуверенность. В действительности я просто не представлял, насколько это сложно.
Да, и это нормально. Большинство людей хотят сразу выйти с собакой и идти след. Но пусть кто-нибудь проложит следовую дорожку в два-три шага - даже не надо делать след такой длины как в Шутцхунд I. И пусть бросит ручку или коробок спичек на каждый отпечаток, Теперь подождите десять минут и пусть человек пойдет туда и найдет свой след. Очень немногие люди найдут брошенные там спичечные коробки. Мы всегда шутим, что наверное если на следу оставлять 500-шиллинговые купюры ($50), то результат будет намного лучше.

Когда проводник уже сможет находить след, что дальше?
Тогда можно начинать работу с молодой или начинающей собакой по формированию импринтинга. Это - наиболее важная часть метода, несмотря на то, что это всего лишь предварительная работа. Пять дней подряд, в одно и то же время собаку приводят в одно и то же место. Это должно быть поле, где нет других людей, других собак, никаких отвлечений, и, желательно, вообще нет никаких других животных. Трава на поле должна быть высотой до лодыжки, чтобы проводник мог ясно видеть на следу отпечатки своих ног. За день до того, как вы начинаете эту 5-дневную процедуру, собаку нужно не кормить. Для большинства собак, а особенно имеющих сильный пищевой инстинкт, так называемых обжор, которые хотят есть независимо от того, голодны они или нет, одного дня недостаточно. Некоторых собак надо не кормить два дня. Самая важная вещь - это то, что собака должна быть действительно голодна. В каждый из дней пятидневной тренировки собака не должна получать еды кроме той, которую она найдет на следу.

Что если пропустить день, все будет потеряно?
Нет, но помните, что вы формируете запечатление (узел). Чем большая и качественная основа будет заложена, тем лучше, поэтому вы должны попытаться найти время, когда вы сможете посвятить следу пять дней, чтобы все сделать правильно. Я также обнаружил, что можно возвращаться к этому базовому занятию снова и снова, если уже на более высоком уровне тренировок возникают какие-то проблемы со следом. Это удивительно, но если импринтинг достаточно силен, это простое упражнение можно использовать для исправления казалось бы не связанных с ним проблем, которые могут возникать с собаками уровня SchH III или FH.

Когда вы наконец готовы со своей собакой к следовой работе, то вы позволяете ей видеть как прокладывается след?
Да, и это очень важно. Собака приводится на поле и привязывается к изгороди или дереву. Каждый день мы должны привязывать собаку в одном и том же месте и затем давать возможность видеть, как проводник прокладывает след. После того, как собака привязана, проводник берет собачью миску с едой и идет к точке начала следа, так чтобы она прекрасно его видела, но при этом собака не должна видеть миску. На дне миски должен быть тот корм, которым вы обычно кормите собаку, но более мелкими кусочками, примерно вполовину мельче, чем обычно. Поверх этой еды кладется что-то, что собака безумно любит. Обычно это что-нибудь вроде четвертинок тонко нарезанных кусочков сосиски. Кусочки не должны быть настолько маленькими, чтобы собака могла их не найти, но и не такими большими, чтобы она остановилась на следу, чтобы их прожевать. Наша цель конечно - это заставить собаку двигаться вперед.

Кладете ли вы корм на площадку начала следа?
Здесь кажется спорный момент, с которым не согласны некоторые эксперты.
Да, я кладу там корм, но давайте я сначала опишу точку начала следа. Проводник идет с флагом или другой меткой к месту, где он будет делать начальную площадку для следа, и там вытаптывает двухфутовую (60 см) квадратную площадку обычным шагом. Никакого шарканья ногами, это кстати, справедливо и для всего остального следа, никакого шарканья.

Но почему нет, разве не желательно создать условия для собаки, чтобы запах поверхности был в виде запаха поврежденных растений?
Да, желательно, но шаркая ногами, вы создаете смесь, которая на 80 % состоит из запаха поверхности, а на 20% - из запаха воздуха. Это не естественная смесь, которая возникла бы в результате обычного прохождения человека. Думаю, что в нормальном следе может быть только 60% запаха почвы. Собаки, которые были приучены к сильному запаху поверхности, могут отказаться проходить след или окажутся в затруднении, если запах будет меньше, чем они привыкли. И, конечно, судья на соревнованиях не позволит вам шаркать ногами во время прокладки следа. Так что вытаптывайте стартовую площадку следа, просто делая маленькие шажки на небольшом квадрате. Вы также должны постоять на начальной площадке около двух минут до того, как вы пойдете вперед. Положите один кусочек сосиски позади себя и один перед собой и затем начинайте прокладку следа, который должен представлять из себя прямую линию 50-70 футов длиной (15-20 метров). Поскольку начальная площадка шириной примерно 2 фута (60 см), начните уход с нее на основной след дважды, чтобы таким образом получился более широкий след, который через два-три фута (60-90 см) сужается до следа нормальной ширины. И дальше, по ходу прокладки кладите кусочек сосиски через каждые два-три шага.

Нужно ли стараться класть кусочки точно на отпечаток?
Это не обязательно, а новичкам наверное этого надо избегать, потому что вряд ли они смогут это сделать не останавливаясь, а во время прокладки следа останавливаться на нем нельзя.
Собачья миска с едой располагается в конце следа таким образом, чтобы собака не могла ее видеть, пока не окажется от нее более чем в 5 футах (1,5 м), так что для миски ищите углубление в земле или располагайте ее за кустом. Но однако важно, чтобы сам проводник мог видеть миску издалека. После прокладки следа нужно отпрыгнуть с него и вернуться обратно, идя по меньшей мере в 30 (9 м), а лучше в 60 футах от проложенного следа. После возвращения, отвяжите собаку от дерева или изгороди и подведите ее к стартовой точке. Дайте собаке возможность занюхать запах.

Рекомендуете ли вы использовать следовую шлейку?
Не всегда и не в начале обучения. Хотя шлейка может быть полезна, чтобы дать понять собаке "сейчас мы на следу", чтобы собака поняла, что когда шлейка надета, то задача сейчас - искать след, а не делать что-то другое. Однако большинству собак не нравится, когда на них надевают шлейку в первый раз, и большинство начинающих не могут надеть ее без суеты. Все это может создать негативный опыт для собаки, и она будет стремиться избегать ее. Для начинающих собак, для которых шлейка не может дать какой-то особой выгоды, нужен обычный поводок и обычное, не удавочное кольцо на ошейнике. С левой рукой на ошейнике, покажите собаке след, скажите "Зух" (Ищи) и дальше идите по следу с собакой в этой манере.

Когда собака начнет опускать голову к следу, продолжаете ли вы держать собаку за ошейник или держите за поводок?
Нет-нет, вы не должны делать этого. Собаку надо держать всю длину следа, кроме последних нескольких футов, когда собака увидит миску, и вы позволите устремиться туда. Если вы будете идти на поводке, у вас будет тенденция отставать от собаки, давая таким образом возможность покинуть след. Если собака отойдет от следа даже на фут или два (30-60 см), это уже недопустимо, и коррекция, даже если ее сделать, запоздает. На этом этапе мы не хотим давать собаке возможности отклониться от следа.

На следующий день вы используете тот же самый след?
Нет. Почти все остается прежним — время, поле и все остальное, но след должен быть примерно на 20 футов (6 метров) дальше, чем первый след. Он должен быть проложен в том же самом направлении. В последующие дни все то же самое - каждый раз нужно отступить 20 футов от следа предыдущего дня. Один раз мы работаем так 5 дней подряд, а потом можно ходить след только один или два раза в неделю. Когда собака начнет ходить след хорошо, можно будет уже не держать ее за ошейник, а держать за поводок, но идти все равно надо сбоку от собаки, а не позади ее, чтобы иметь возможность моментально дать коррекцию.

Когда и как вы знакомите собаку с углами?
Не раньше, чем когда собака раз за разом начет показывать 100% успешный след. На конце 50 или 70 футового следа (15-21 м) сделайте поворот. Угол не надо делать, шаркая ногами или прокладывая двойной след. Вместо этого прокладчик делает угол боком, так что длина стопы становится шириной нового следа. Каждый шаг должен быть прямо за предыдущим на всей протяженности угла, после чего вы начинаете ставить вторую ногу снова нормально. Через 2 фута (60 см) от угла положите кусочек сосиски, а затем примерно в 10 футах расположите собачью миску. Не начинайте учить собаку второму углу, до тех пор, пока собака не начнет хорошо проходить первый угол, проложенный с нормальной постановкой ног.

А что вы можете сказать о предметах? Когда вы их вводите?
Предметы на самом деле являются частью скорее не следовой работы, а послушания. Этому надо учить отдельно. Если вы собираетесь учить обозначать предметы укладкой, то собака должна иметь этот навык до того, как вы начнете учить предметы.

Ну и последние мысли?
Да, помните, что когда собака закончит след, даже в самом начале обучения, очень важно поиграть с ней. Это важно, потому что это еще одна вещь, которую собака запомнит на будущее. И еще - сохраняйте спокойствие. Лучше потратить больше времени в начале и не торопиться. Всегда есть тенденция форсировать события, переходить к следующему шагу до того, как собака начнет хорошо выполнять предыдущий. Но если вы заложили крепкий фундамент, то все, что вы будете делать дальше - будет легче и быстрее, так что стоит постараться и построить в начале этот фундамент.

Журнал "Дрессировка и спорт" №5/ лето 2002 года.


Наверх ->


Обучение прохождению 90-градусных углов в спортивной следовой работе

Большинство опытных дрессировщиков предпочитают отрабатывать каждый сложный элемент на отдельной тренировке или отдельной части тренировки. Не исключением является и отработка прохождения угла на следу – когда собака должна идеально повернуть на 90 градусов, четко следуя линии следа. Одну из таких методик отработки прохождения угла мы предлагаем вам в данной статье.

Меня часто спрашивают, как научить спортивную собаку не проскакивать углы. На самом деле, обучение собаки идеальному повороту на 90 градусов без его “проскакивания” – это всего-навсего упражнение на послушание, и каждая собака может этому научиться, и в действительности это совсем не сложно.

Прежде чем начинать работу над этой задачей, собака должна уметь делать остановку из движения. В данной статье я не буду останавливаться на том, как обучить собаку останавливаться из движения по команде.

При обучении навыку правильного поворота проводник не должен использовать никаких предметов или лакомства НА следу. На этой стадии обучения собака должна получать еду только на конце следа. Когда собака поймет, что еда всегда находится на конце следа, у нее появится стойкий побудительный мотив для прохождения следа. Это особенно верно, если собака усвоит, что если она не идет по следу, то она не будет есть весь день. Каждая собака будет ходить след за еду, особенно если она увидит, что если не ходить по следу пару дней, то результатом будет то, что она НЕ ПОЛУЧИТ другой ЕДЫ все эти два дня.

Когда начинается тренировка на прохождение углов, след прокладывается по траектории А, показанной на диаграмме. По траектории А прокладчик следа прокладывает прямой след и делает шаг в сторону в одной точке (или более чем в одной точке – то есть несколько “поворотов”) прямого следа. После того, как прокладчик сделал шаг в сторону, он продолжает идти в том же самом направлении, в котором он шел до этого. Шаг в сторону должен быть должен быть достаточно коротким, так чтобы собака могла остановиться в точке шага и занюхать новый след справа или слева. (Другими словами – вы не должны прыгать на три шага вправо или влево). Еда же всегда находится на конце следа.

Проводник ДОЛЖЕН ЧЕТКО ЗНАТЬ, где находится каждый из шагов проложенного следа. Для этого след должен быть размечен очень маленькими флажками. Вы можете использовать землемерные флажки, на которых пластиковый флажок отрезан от металлической проволоки. Такие флажки собаки увидеть не могут. Но факт, что если проводник использует слишком большие флажки, собака может быстро научиться искать эти флаги и проходить след от флага к флагу. Тем не менее, если флажок – это очень, очень тонкий отрезок проволоки с небольшим цветовым пятном на конце, собака его заметить не может.

Во время такой тренировки, когда собака проходит след, проводник должен держать собаку на очень коротком (6-и футовом – примерно 2-х метровом) поводке (не на 10 метровом следовом). Собака должна быть приучена к работе на коротком поводке до того, как начнется работа над углами, чтобы она не испытывала стресс от того, что проводник идет так близко от нее во время следовой работы.


Когда собака пойдет по следу и достигнет места, где прокладчик сделал шаг в сторону, проводник останавливается и позволяет собаке перейти на корпус за флаг. Проводник дает собаке команду “Стоять”. Проводник останавливается так , что собака НЕ МОГЛА сделать еще шаг больше чем, уже сделанный на длину корпуса. Когда собака останавливается, проводник дает мягкую, поощряющую команду “ищи”.

Если собака проявляет нерешительность в этой точке, то проводник может сделать шаг к своей собаке и указать рукой на нужную сторону или просто передвинуть собаку под брюхо так, чтобы она оказалась прямо на новом следу.

Вначале, проводник может давать команду “Стоять”, когда он делает шаг вперед, чтобы зафиксировать собаку в этом положении. Когда собака остановилась, проводник снова дает ей команду “Ищи”. Собаке позволяется проверить слева и справа от следа. Ей только не разрешается кружить или двигаться вперед. Необходимо несколько раз повторить связку “Стоять – Ищи”, чтобы собака поняла, что она должна немедленно остановиться и искать справа и слева, чтобы найти, куда уходит след. Собака должна понять, что на конце следовой дорожки она должна остановиться и искать справа или слева.

Если собака не 100% уверенно делает остановку из движения, то у вас здесь могут быть проблемы. В этом случае тренировку следует прекратить и поработать над командой “стоять” из движения. Возможно, придется добавить силы в голосе, чтобы закрепить остановку. Проводник не должен использовать коррекцию поводком, а должен просто пододвинуться к собаке и физически удержать ее в положении “стоять”, пока она не будет готова к команде “Ищи”.

Когда собака обнаруживает шаг в сторону, ей позволяют двигаться вперед по найденному следу (в качестве поощрения) и продолжить его проработку. Все это будет больше чем один такой шаг в сторону на одном следе и потребует проработки от 60 до 80 таких переходов, чтобы собака усвоила это упражнение. Во время первых 30 тренировочных занятий след должен быть простым, проложенным на травяном покрытии.

Помните, что собаку можно обучать только одной вещи в один момент времени. Не делайте ошибку, используя предметы или сложные следы, в то время, когда мы пытаемся обучить собаку, что она должна остановиться в точке, где заканчивается запах, и начать искать.

Когда собака останавливается на “шаге в сторону”, только тогда она готова к проработке нормальных углов, показанных на диаграмме как траектория В.

Эд Фраули (www.leerburg.com)
перевод Н.Вознесенской (www.sportdog.ru)
Опубликовано в журнале "Дрессировка и спорт"
выпуск 2, 2000г., стр. 13-14


Наверх ->

Собака – «не пищевик»? Вы просто не умеете ее готовить!

Когда очередной клиент заговорщицки сообщает мне, что его собака – не пищевик, я душу в себе желание немедленно написать оду на тему: «Терпение и труд все перетрут». Способность владельцев собак подчистую уничтожить в своих питомцах основной инстинкт выживания приводит меня в совершеннейшее восхищение. Да, иногда плохой аппетит передается собаке по наследству. Но по большей части вялый или пассивный аппетит – это результат неправильного воспитания.


Первая и последняя собака-непищевик жила в моем доме лет двадцать пять назад. Как и многие из вас, моя жена тряслась над каждой крошечкой, которую соглашался проглотить наш роскошный черный стандартный пудель Лорд. Все мои попытки убедить жену в том, что голод – не тетка, натыкались на глухую стену доводов, что Лорда нужно держать в выставочной кондиции.

Каждый владелец собаки с вялым аппетитом знаком с трудностями, с которыми мне пришлось столкнуться в показе нашей новой звезды. Если дома Лорд кое-как ел деликатесы с рук, то в поездках его приходилось кормить насильно.

Решить часть этих проблем мне помогли… бальные танцы. В те годы моя жена была одной из лучших профессиональных танцовщиц мира. Она часто уезжала на конкурсы или принимала участие в показательных выступлениях. Я составил коварный план, когда Джун получила спонсорский пакет от крупного производителя электроники. Поездки стали более длительными и частыми, и я оставался один на один с собаками…

Я взялся за дело во время первых девятидневных гастролей жены. После вечерней прогулки я закрывал Лорда в клетке на кухне и кормил всех остальных собак. Первые дни он даже ухом не вел, когда я раскладывал еду по мискам. На морде у него было написано брезгливое равнодушие ко мне, лакею, и плебейской суете остальных собак. На шестой день я был готов сдаться – через три дня возвращалась жена, и мне предстоял семейный скандал на тему слегка схуднувшего Лорда. Перед отъездом супруга оставила мне многочисленные инструкции по поводу танцев с бубнами, с которыми я должен был кормить собаку. Блюда, которые она приготовила для кобеля перед отъездом, выглядели и пахли лучше, чем те, что она оставила мне. На седьмой день выражение равнодушия на длинной морде Лорда вдруг сменилось легким удивлением. В этот день он получил миску корма, к которой так и не притронулся. Но я уже знал, что переломный момент наступил. Забрав миску из клетки, я просто вывалил весь корм на пол, где его моментально смели другие собаки. Хотите верьте, хотите нет, но при виде этого зрелища Лорд только рот раскрыл. На восьмой день корм исчез из миски быстрее, чем я убрал руку из клетки. На девятый день я опять пропустил кормление Лорда и дал ему еду тогда, когда приехала Джун. Скандал, конечно, был, зато Лорд начал есть сам!

Я признаю, что не каждому владельцу собаки с плохим аппетитом хватит душевных сил выдержать подобное противостояние характеров. Именно поэтому я хочу поговорить о том, как закрепить активно-агрессивный аппетит у щенков и молодых собак, а также сохранить его у собаки на протяжении всей ее жизни.

В первую очередь давайте разберемся с тем, что такое активно-агрессивный аппетит. Собака с таким аппетитом сносит со своего пути мебель, если под нее закатился кусочек лакомства. Если собака спокойно берет у вас из руки вкусняшку, к сожалению, это не то поведение, которое стоит оставлять без внимания.

Активно-агрессивный аппетит запрограммирован у собак с первых часов жизни. Борьба за выживание начинается сразу после рождения. Дикие собаки не спасают новорожденных щенков, не выкармливают их из пипетки и не обкладывают грелками. Малыши часто тратят все свои жизненные силы на поиск молока и методично отталкивают братьев и сестер от самого молочного соска. Природа безжалостна и не наделила собак чувством сострадания. Более крупный щенок никогда не поделится пищей со своим слабым однопометником, а голодающая сука не пожертвует жизнью во имя спасения щенков.

Да, иногда плохой аппетит передается по наследству. Подобная аномалия часто закрепляется в некоторых линиях выставочных собак, потому что заводчики зацикливаются на экстерьере и выставочной кондиции и часто забывают о последствиях использования в разведении собак, лишенных базового и самого сильного инстинкта выживания. Этика – личное дело каждого, поэтому вернемся к нашим малышам.

Думаю, меньше всего проблем с аппетитом возникает у рабочих и ведомственных собак – дрессировщики и проводники-кинологи относятся к своим подопечным более прагматично, чем владельцы простых домашних или выставочных питомцев. Многие заводчики начинают прикармливать щенков раздельно – каждый из них получает собственную мисочку и больше еды, чем нужно. То есть большую часть щенков начинают перекармливать с самого раннего возраста.

После переезда в новые дома малыши часто скучают по однопометникам и в первые дни отказываются от еды. Вместо того чтобы, выдержав двенадцатичасовую паузу, дать щенку привыкнуть к новой ситуации и хорошенько проголодаться, вы начинаете предлагать ему все более изысканные деликатесы? Поздравляю, вы сделали первый шаг на пути к формированию плохого аппетита у своей новой собаки!

Дикие собаки питаются в среднем три раза в неделю, да и то не гарантированно, так что организм и метаболизм псовых идеально приспособлены к нерегулярному питанию. После переезда в Швецию я устроился на работу в Кинологический центр шведской армии и принял участие в «Камбоджийском проекте». В ходе урегулирования военного конфликта и ликвидации его последствий в Камбодже шведские кинологи столкнулись с проблемой – европейские собаки не выдерживали тяжелых климатических условий этой страны. Поэтому в Швецию были привезены камбоджийские дворняжки, которые ведут полудикое существование в деревнях и совершенно не страдают от жары и влажности. Однако при отличных исходных данных собаки не поддавались обучению.

В начальной стадии обучения собак – поисковиков взрывчатки поощряют лакомством, но камбоджийские дворняжки демонстрировали полнейшее равнодушие к нему в полевых условиях. Наши подопечные, которые вели у себя на родине примитивный образ жизни сборщиков мусора, были настолько удовлетворены даже урезанным суточным рационом сухого корма, что их просто не интересовала сушеная печенка или куриная грудка. Руководитель нашей группы отдал распоряжение полностью перестать кормить собак и выдавать им корм только в виде поощрения во время дрессировки. Лед был сломан, и процесс пошел.

Решение проблемы плохого аппетита собаки заключается не в поиске более вкусного и питательного корма и примешивании к нему консервов или фарша. Изменение методологического подхода к кормлению собаки и формирование у нее другого отношения к самой простой пище – единственный путь к решению проблемы.

Вспомните конец восьмидесятых и начало девяностых в России – этот период не очень отличался от времен моего детства. Часто на нашем столе были только картошка или макароны. Банан считался инопланетным лакомством, а конфеты мы получали по праздникам. Однако тарелки после ужина были пустыми, и на вопрос мамы: «Кому добавки?» — откликались все без исключения. Теперь же иногда домохозяйки вынуждены готовить отдельные блюда для каждого члена семьи: кто-то не хочет мяса, кто-то не ест рыбу. Капризничают даже собаки… Разовые голодовки не помогут вам справится с проблемой плохого аппетита вашей собаки. Ускорить медленный метаболизм и подхлестнуть аппетит можно только путем снижения размера порции с периодическими пропусками кормежки.

Одноразовое питание также является оптимальным для собаки. Собаки-парии могут проходить десятки километров в поиске корма. Почему владельцы считают, что для домашней собаки необходимы два кормления в день?

В вашем доме живет несколько собак? Пару раз в неделю приготовьте корм для всех собак, но поставьте миски перед всеми, кроме одной. Если какая-то собака не доела корм, не убирайте его, а бросьте на пол. Ничто так не стимулирует аппетит у собаки, как зрелище того, как другие члены стаи делят ее пищу. Гарантия пищи также снижает аппетит. Представьте, что вам гарантирована пожизненная зарплата, — насколько бы это повысило вашу эффективность на рабочем месте?

Но самое главное, никогда не оставляйте корм в мисках на весь день. Собаки должны быстро сметать свою порцию и вылизывать миску. Вы считаете, что выставочная кондиция вашего питомца в данный момент более важна? Задумайтесь о том, что, сформировав и закрепив в своей собаке активно-агрессивный аппетит, вернуть выставочную форму будет очень просто. Просто кормите свою собаку перед сном. Опять же, как эксперт, я должен отметить: то, что многие считают выставочной кондицией, на самом деле является избыточным весом. Регулярная и правильная физическая нагрузка также пойдет на пользу многим выставочным собакам. Моделируйте ситуации, планируйте. Если вы регулярно занимаетесь дрессировкой по утрам, кормите собаку в полдень, тогда она будет максимально голодна к занятию.

Маленький совет дрессировщикам: нерегулярное и спонтанное поощрение отлично формирует дополнительную мотивацию на лакомство.

Также при поощрении собаки лакомством старайтесь давать ей как можно меньшие кусочки. Как с собаками, так и с людьми, меньше – как правило, лучше. Закрепляйте в своем щенке жадность к пище, ведь это, по сути, жадность к жизни – то самое качество, которое мы зачастую больше всего ценим в своих четвероногих друзьях. Активная собака, полная энтузиазма и энергии, — оптимальный компаньон для большинства из нас. Конечно, нет идеального рецепта, который подошел бы каждой собаке, но немного здравого смысла, понимание инстинктов животных и базовых принципов формирования и закрепления поведения помогут вам на шаг приблизиться к идеальным взаимоотношениям со своим питомцем.


Джерард О’Ши
перевод Светланы Валуевой

Наверх ->

 

 









 

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования